Зина. Апокалипсис местного значения
5 из 5
уже прочитали: 85 человек
оставили отзыв: 0
время прочтения:  7 минут
5 из 5
уже прочитали: 85 человек
оставили отзыв:  0
время прочтения:  7 минут

NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


— Гоп-стоп Зина, кому давала стоя!


— Не складушки, не в ладушки, тебе хуем по макушке!


— Зато прикольно, Зина! — заржал Валерка и хлопнул по плечу — Как жизнь Зина, полная корзина!


— Да какая полная, с хлеба на воду


— Сантехник ушёл в запой?!


— Да не работаю я сантехником, уже третий месяц


— Во как! И на что ж ты синекуру променял, Зина?


— По специальности


— Конструктором? — удивился Валера — И почём нынче зарплата у конструктора? А то мож и мне надо взад?


— Хватает, на хлеб, на воду — уклончиво ответил Зина — А ты где, Валер?


— А я пашу, в отличие от некоторых, не будем тыкать непальцами, по двенадцать часов, каждую смену, в супермаркете, на каре! Сорок штук, как с куста!


— Тогда рано тебе взад!


— Сколько?


— Семнадцать


— Не густо. Хотя… рабочий день восемь часов, два выходных и праздники… если прикинуть к носу… да учесть, что делу тебя час, да и то в обед, а в остальное время смотришь порнуху на своём компе…


У Зины покраснели уши


— Так то на то и выйдет! Ладно, Зина! Танюха, вон, из магазина вышла…


— Привет, Тань! — кивнул ей Зина


— Привет, Зина! — заулыбалась Таня — Как жизнь молодая?


— Да я Валерке уже рассказал — буркнул он — Бывай!


— Бывай! — хлопнул по плечу Валера и пошёл к жене.


Знакомьтесь: Зиновий Маркович Виноградов. Русский еврей! Фамилия по матери, отчество… Хотя, если бы по матери, был бы Марфович… невелика разница!


От отца досталась вспыльчивость, от матери добрый и тихий нрав. Только в русском еврее могли ужиться столь противоречивые качества.


Зина, был тем редким типом русского еврея, которого, русские, называли евреем, а евреи — русским!


Зина возвращался с работы.


До подъезда знакомых не встретил.


Подошёл к лифту, нажал кнопку и глянул — 23.


В шахте зашуршало и Зина стал считать — Раз. два. три..


На счёте пятьдесят восемь, шуршание оборвалось и створки, лязгая, разъехались.


— Ой, придержите, придержите!


Зина сунул ногу и лифт, недовольно урча и лязгая, дважды жамкнул её и разинул пасть!


— Уууф!


— Ой, подождите, подождите!


— Зина сунул другую ногу и лифт, словно бульдог, вцепился в неё и долго не хотел отпускать. Наконец, с угрожающим гудением, створки разъехались.


— Ой, спасибо вам!


— «Молодая мама» — почему то подумал Зина и ощутил прилив нежности.


Вторая, точнее первая, успевшая на лифт — «Начальница!» — и Зина нажал кнопку — 17.


Молодая мама нажала — 21, начальница — 18.


Лифт, довольно уркнув, и лязгнув створками, тронулся, поскрипывая тросами и пощёлкивая концевиками тормозов.


… 13… 14… 15… — свет мигнул и погас. Лифт, ууукнув, замер. Наступила тишина.


— Ой! Что это? — испугалась молодая мама.


— Свет! — коротко ответил Зина


— Понятно, что свет! Вас не об этом спрашивают! — взъелась начальница — Что вы шута из себя строите?!


В Зине дёрнулся папа!


— Что за тон! Прям, начальница?


— Да, начальница! И таких вот, конструкторов… — у Зины отвисла челюсть — Всё унитазы изобретают!


И Зина взъярился — Да если бы Да Винчи не изобрёл унитаз, куда б ты срать сегодня ходила, ддура!


Пророческие слова! Но Зина, об этом, ещё не знал!


— Алло! — молодая мама, не обращая внимания на перепалку, поднесла телефон к уху


В тишине они услышали — Всё для тебя, моря и ок…


— Алло, Валераа…


И женский голос, шёпотом, но так, что услышали и они — Валера, не отвечай, у нас ещё есть время…


— Ах ты тварь! — визгнула молодая мама, хряпнула телефон мордой о пол кабинки лифта и заплакала, прижав ладони к лицу.


— Вот поэтому я и не выхожу замуж! — начальница приобняла молодую маму и гладила по плечу — Все они одним миром мазаны!


Зине стало жаль мм (молодую маму), да и за «дуру» уже грыз, кто-то, душу.


Он достал сотовый, включил и приблизил лицо к панели — Должен быть номер аварийной — но телефон был близок к разрядке, фонарика не было и разглядеть номер не удалось


— Нужен фонарик или второй телефон, мой уже почти разрядился


ММ подняла телефон — Не работает…


Начальница порылась в сумочке — Бблядь! — выматерилась она — Как всегда! На работе оставила!


— Может — 03 — позвонить? Или — 02 — — спросила мм


— МЧС! — вспомнил Зина — Кто-нибудь знает номер?


— 911?


— Это в американских сериалах, у нас, наверное, другой, но надо попробовать. Только бы не разрядился


Он набрал — «Девять один один номер вызова экстренн… «— мужской голос оборвался, телефон погас


— Всё! Разрядился! А номер, действительно, аварийный…


— Толку то теперь…


— Может покричать? — и в следующее мгновение тишину вспорол крик!


Зина и начальница, присели и заткнули уши!


Вибрации воздуха угасли, и они прислушались…


Тишина!


Крик!


Заткнутые уши.


Тишина!


— Всё! — хрипловатым шёпотом сказала мм.


Они стояли и слушали.


Подъезд, словно вымер!


Не хлопали двери. Никто не выходил на площадки. Никто не поднимался и не спускался по лестничному маршу.


— А мы не задохнёмся? — прохрипела мм


Зина поплевал на палец, приблизил его к створу дверок и двигал до угла. В углу, где щель, между стенкой и створкой, палец стал охлаждаться — Нет! Тяга есть!


— А мы не сорвёмся? — опять прохрипела мм


— Сорвались бы сразу. Теперь, нет!


— Но ведь не работает ничего! — не успокоилась мм


— Всё правильно! Не работает! У мотор-редуктора самоторможение, а лебёдка с тросами застопорена. Не соврёмся!


— Я ничего в этом не понимаю. А долго мы ещё будем здесь сидеть?


Зина пожал плечам — Пока свет не дадут


— А если не дадут?


И Зина понял: у мм начинается истерика!


— Апокалипсис! Местного значения! — он хотел пошутить


— Мы здесь умрём? — мм засопела и всхлипнула


— Что за пошлятина! — не сдержалась начальница — Ты можешь нормально отвечать? Что ты пугаешь нас?!


— «Уже на, ты?!» — усмехнулся Зина и вспомнил, как после восьмого класса, ходили группой в турпоход по местам боевой славы времён гражданской войны. На второй день пешего перехода, заплутали в заболоченном лесочке. Когда, во второй раз, вышли на полянку и поняли, что ходят по кругу, притихли. А Зина, возьми да ляпни — Их тела нашли только через месяц!


Все! И пацаны, и девчонки, и даже вожатые, окрысились на него, не оценив шутку юмора!


Зина не обиделся! Его чёрный юмор сработал! Все как-то сосредоточились, оживились и, через полчаса, вышли к хутору!


И Зина спокойно ответил — Если авария серьёзная, то мы здесь просидим ещё часа полтора.


— А сколько мы здесь уже? — у мм прорезался голос


— Не знаю — ответил Зина — В таких ситуациях кажется, что время остановилось. Может пятнадцать, может двадцать минут.


— Ой! — опять засопела мм — мне кажется, что мы здесь уже целую вечность.


— Оий! — и она стала сползать по стенке лифта


— Ты чего?! — подхватила её начальница — Плохо?


— Оий! Я писать хочу! Оий! Описаюсь! Оий…


— Отвернись!


Зина повернулся к стенке — Да темень же! Не видно ничего…


Зашуршал подол, потом скрипнули по ляжкам трусики и зашипела моча, распространяя острый запах.


— У вас нет влажной салфетки? — мм успокоилась


— Нет. Нету!


ММ вздохнула — Опять трусами.


В тишине было слышно, как ткань трётся по волосам лобка. А у Зины запылали уши: член вставал, упираясь в стенку!


Запах не выветривался и начальница, морщась и зажимая нос, демонстративно громко, дышала ртом.


— Я же не виновата, что у меня мочевой слабый! — оправдывалась мм.


— Тихо!


Они замерли, прислушиваясь…


— Показалось, кто-то вышел… — прошептала начальница Прошло минуты две в гробовой тишине.


Но никаких звуков, кроме бурчания из живота начальницы, они не услышали.


— Это нервное!


Пахнуло говном и теперь, уже мм, зажимала нос и морщилась.


— Оаах! Оаах! — застонала начальница, зажимая живот и наклоняясь — Ой! Ой не дотерплю! Да отвернитесь же!


— Мне то зачем? Он пусть и отворачивается. У него вообще уже стоит!


Зина резко развернулся, и охнул, чуть не сломав член.


Из угла начальницы раздавались звуки, усиленные тишиной. Видимо, нервное, действовало, как слабительное! Вонь стояла невыносимая.


А у Зины уже звенел от напряжения!


— Дай твои трусы, они всё равно уже обоссанные!


— А мне потом в обосранных ходить? — возмутилась мм.


— На! — Зина протянул носовой платочек


— Спасибо!


— А мне пожадничал?! Трусами пришлось подтираться!


— Ты же не какала!


— Надо было обосраться?! Чтобы заполучить твой платочек?


Зина не мог понять, истерит или ревнует!


— Не кричи на него! А ты, когда нас осчастливишь?


Похоже, что негатив у начальницы выходил через задний проход!


И голос, и интонации… Это была совсем другая женщина!


— Ну что ты? Повернись уже! — она тронула его плечо


— Ффууу! Ну и вонь! Как ты стоишь рядом с ней?


Не обращая внимания, начальница чиркнула рукой по выпирающему члену — Тебя правда возбуждает это?


Зина растерялся — «Какая то социология получается!»


Он понимал, что должен подыгрывать одной из них… Но кому, из них?


А начальница уже жалась к нему и, схватившись за поручень под зеркалом, интенсивно тёрлась лобком, запрокинув голову и закатив глаза.


— Сука! — мм дёрнула начальницу — Ты же мужененавистница! Пусти! Я должна с ним трахнуться! Вот тебе тварь! — и она опять хряпнула телефон об пол и жадными руками щупала Зину.


— Ах ты шлюшка! — начальница коротким хуком въехала мм под рёбра и та, охнув, упала на колени.


— Ты, сука, мужняя женщина! Никуда твой Валера не денется! Будет вину отрабатывать!


— Ну иди ко мне! — она расстёгивала блузку — Иди, мой сладкий!


Зина, трясущимися от похоти руками, расстёгивал ремень и спускал брюки.


— Умммм! — зарычала начальница, насаживаясь — Хааах! Аах! Аах! Аах! Ещёо! Ещёо! Ууууу! — рычала она, приподнимаясь на носочках и, с силой, оседая, её пальчики царапали плечи, рычание сменилось стонами, она обвила его шею и повисла, тяжело дыша.


В лифте стало душно и жарко. К ароматам от мочи и кала, примешивался острый запах пота и мускусных выделений.


— Ну ты всё?! Отвали! Вдруг апокалипсис закончится!


Начальница отцепилась от Зины, ноги подкосились и она, по стенке, осела на корточки.


— Ты кончил? — мм мяла его яйца


— Нет! — замотал головой Зина


— В меня кончишь! В жопу! Этот гад всё в жопу просил! Вот тебе! — повернулась она к дверям и сделала руками неприличный жест: ударив кулачком правой, по локтевому сгибу левой и упруго покачав предплечьем со стиснутым кулачком — Я ему целку отдала! А эту целку — она шлёпнула себя по попе — ты сломаешь! Даваай!


ММ повернулась, наклонившись и упираясь руками, и выставила жопу


— Ддавай! Ззасади мне! Нуу!


И Зина засадил!


ММ яростно натягивалась и, когда Зину сотрясло, она выдохнула — Аааа! Получил, ггад! Ещёо! Ещёо! Ещ…


Мигнуло и кабинка осветилась.


Лифт дрогнул и пошёл вниз!


Зина, выдернув член из жопы мм, и не обращая внимания на капающую, с конца, сперму, подтягивал брюки с плавками.


Женщины поспешно оправляли юбки, застёгивая блузки.


Зина, отодвинув мм, ткнул красную кнопку и тут же 17, 18 и 21!


Лифт затормозил, остановился и пошёл вверх.


Зина встал у двери.


Женщины, одновременно, приобняли его и чмокнули в щёки.


— 17.


Лифт остановился, и Зина вышел.


— А ничего так получился апокалипсис! — услышал он через закрывающиеся створки.


Зина вошёл, разулся и, направляясь в ванну, и на ходу сбрасывая с себя одежду, глянул на часы в комнате, на журнальном столике и улыбнулся.


Апокалипсис длился тридцать одну минуту!


Рассказ опубликован: 8 января 2019 г. 11:08

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Зина. Апокалипсис местного значения"