Жизнь после
Анус, Боль, Бритые, Близняшки, Влагалище, Воспоминания, Ванна, В душе, В одежде, В школе, В сперме, Вечер, Вибратор, В туалете, Встреча, В гости, В горло, В сауне, Воспользовался, Впервые, Вода, В трусах, В постели, В дороге, Грудь, Голая, Губки, Гости, Глаза, Друг, Девочки, Домашние, Девушка, Дом, Долбит, Желание, Жара, Жизнь, Жирная, Знакомство, Зеркало, Заставили, Запахи, Игры, Игрушки, Клизма, Клитор, Красивые, Кухня, Квартира, Кровать, Ласки, Лизать, Любовь, Лобок, Молодые, Муж, Моча, Мужик, Мокрая, Маньяк, Мини юбка, Неожиданно, На публике, Ножки, Ноги, На природе, Ночь, На работе, Нежный, Отсос, Окончание, Опытная, Отношения, Поцелуй, Помогла, Пальчики, Похотливые, Платье, Рот, Родители, Резиновая, Трусы, Хозяин, Худая, Члены, Щелка, Юбка, Яйца, Ягодицы, Язычок, Студенты, Сперма, Сиськи, Сестра, Страпон, Страсть, Соска, Силой, Старик, Света

Проститутки Киев

5 из 5
уже прочитали: 38 человек
оставили отзыв: 0
время прочтения:  34 минуты
5 из 5
уже прочитали: 38 человек
оставили отзыв:  0
время прочтения:  34 минуты

NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


День клонился к закату, и солнечного света уже с трудом хватало на маленькую кухню. Было ужасно жарко — каменные стены не спеша отдавали накопленное за день тепло. Я смотрел на струйку пота, тянущуюся по загорелой Светкиной коже. Начинаясь где-то под непослушной прядью в районе виска, она тянулась по щеке, шее и высыхала лишь неподалёку от правого соска. Девушка не стеснялась наготы, а потому давно осталась в одной юбке, хотя наша встреча еще переживала обязательную «чайную» часть.


Жара оказалась вполне достаточной причиной. Девушка была не высока и небольшая, в общем-то, грудь производила от этого крайне благоприятное впечатление. Больше всего поражала форма — шарики бюста были настолько правильными, что впору заподозрить силикон. Хотя одного прикосновения достаточно, чтобы понять — всё от природы. Аккуратное лицо, обрамлённое длинными светлыми волосами выглядело совершенно по-детски, скидывая с неполных 22-х лет пять, не меньше. В жизни Света производила впечатление удивительной скромницы и при любой двусмысленной фразе краснела, а то и вовсе не замечала в ней «второго дна».


Но это — только на людях. Наедине в неё как будто вселялся кто-то другой. Пожалуй, единственным табу, за всё время нашего знакомства, оставался анальный секс. И, естественно, отношения на публике. Мне нравилось с ней. Простые отношения — скорее дружба, чем любовь, и бешеный секс так часто, как хотелось мне самому. Вот только я не подозревал, что в этот раз всё выйдет немного иначе. Хотя… знай я всё наперёд — сомневаюсь, что бы это что-нибудь изменило.


Беседа за стаканом лимонада наконец-то зашла в тупик и я, решительно осушив свой стакан и поставив его на стол, припал на одно колено перед улыбающейся Светкой. Рукой чуть сдвинул в сторону ткань лёгкой юбки, трусиков естественно не было (в такую жару?) и красноватый свет заходящего солнца мягко лёг на бархат гладко выбритой щели. Свет играл на уже выступивших каплях смазки, а плоть чуть подрагивала в такт её дыхания. Девушка положила раскрытую ладонь мне на волосы, недвусмысленно выказывая своё желание. Я наклонился, подчиняясь ей, входя языком в её тело.


Плоть уже была раскалена и хлюпала, расступаясь под моим языком. Я слился с ней в поцелуе, танцуя внутри, еще только пробуя её на вкус. Первые судороги прошли сквозь тело девушки, Света застонала. Она отклонилась к стене, давая мне лучший угол. Руками упёрлась в края табурета, на котором сидела. Ногами же обхватила меня, скрестив голени на спине. Голова оказалась зажата среди вздрагивающих мускулов, я полной грудью вдыхал её аромат. Потребовалось совсем немного времени, что бы довести девушку до оргазма. Она вскрикнула, приподнялась на руках, опуская на мою шею почти полный вес своего тела, застыла на секунду и снова опустилась на табурет, тяжело дыша. Выпуская меня из капкана ног, прошептала:


— Бедняга… что-то я тебя сегодня только использую.


Я поднялся с колен, и взгляд девушки упёрся ровнёхонько в набухшую ширинку чёрных джинсов.


— Ага! — с озорным воплем она стянула с меня штаны и припала к крепко стоящему члену. Работала она умело, вцепившись руками в мои бёдра, целиком заглатывала меня, скрывая лицо в волосах. Острым языком прошлась по всему контуру головки, задержавшись на уздечке, скользнула к самому выходу. После чего резко скользнула губами по стволу, так что член упёрся в горло и… прошел чуть дальше. Затем снова, с самого начала. Правая рука очень скоро оставила бедро, спустилась к промежности девушки. Я видел, что там уже снова мокро — пальцы блестели от влаги.


Вдруг Светка на мгновение остановилась, рука дёрнулась, будто что-то решая, и рванулась вверх, обратно к бедру. Пропитанный смазкой палец скользнул по коже и… легко проник через колечко сфинктера. Похоже, столь лёгкой победы Света даже не ожидала. С её губ сорвался лёгкий вздох, в котором смешалось удивленное «о!» и сладострастный стон:


— Знаешь что, дорогой, нука марш в ванную — подготовься по-быстрому — у меня для тебя небольшой сюрприз…


— А?..


— Клизма? В шкафчике под раковиной. Всё — бегом.


Тон её приказов был шутлив, но я настолько растерялся, что даже не подумал ослушаться. Только в ванной, при виде розовой резиновой груши, пришло осознание всей серьёзности ситуации и запоздалый страх. Конечно, я уже давно забавлялся с личным фалоиметатором и ощущения меня вполне устраивали, но дальше мастурбации в пустой комнате дело не заходило. Как это изменит наши отношения? Ведь на деле такими вещами можно даже шантажировать… В тоже время мой член был готов разорваться от бурлящей в венах крови. Я немыслимо хотел! Да — боялся, но страх лишь усиливал желание. Решив, что терять времени не стоит, не зависимо от решения, я занялся приготовлениями, обдумывая ситуацию со всех сторон.


Не слишком приятная процедура очистки прямой кишки немного охладила меня, и я даже подумывал сбежать… Но это могло навсегда испортить наши отношения со Светой! Словом — отступать было уже не куда. Наружу выбралось больше, чем нужно. Так что в спальню я вошел уже с твёрдым намереньем вкусить новых ощущений по полной программе. То, что я увидел, мгновенно породило в моём теле судорогу страсти. Великолепные формы девушки дополняло аккуратное копьё пристёгнутого фаллоса. Вполне реалистичных размеров — той же длинны, что и мой член, разве что чуть по толще, да чёрного цвета. Моей домашней игрушке он даже уступал в размерах, зато был изрезан толстыми шнурами вен, которых у моего не было. Фаллос уже был покрыт какой-то смазкой, тёмная поверхность была чуть-чуть затуманена светлой субстанцией, на которой весело играл свет люстры. И, конечно же, на фоне девушки штуковина выглядела огромной.


Светка указала на ковёр перед собой. Я с готовностью принял колено-локтевую позу и поднял взгляд. Проказница явно не случайно выбрала место — в паре метров от моего лица застыло моё же отражение в гардеробном зеркале. Огромное стекло полностью вмещало и меня, и стоящую позади Светку. Та, встретившись со мной взглядом, улыбнулась и прошептала:


— Нравится, похотливая тварь?


Не дожидаясь ответа, Света сильно шлёпнула меня по заду и, чуть раздвинув ягодицы, резко вошла в меня. От неожиданности я охнул и, поймав в отражении взгляд девушки, понял — такое моё поведение ей чертовски нравится. Что ж, логично — сам ведь тоже обожаю, когда девушка стонет подомной.


Я протяжно застонал, входя в роль, за что тут же получил одобрительный шлепок. Хотя член вошел легко, привыкнуть к нему сразу было не просто — обычно на предварительную подготовку уходило куда больше времени, чем потратила девушка. Но вскоре я полностью расслабился — свежесть ощущений только способствовала процессу. Теперь я уже проклинал себя за то, что когда-то купил абсолютно гладкую игрушку. Ощущения от «венок» были настолько сильными, что просто сводили с ума. Светка как будто чувствовала это, временами полностью вынимая имитатор из меня, а затем — медленно вводя снова, позволяя каждой клеточкой ощутить форму головки и каждую венку. Очень скоро я, кажется, мог уже по ощущениям одного сфинктера определить, насколько глубоко член введён в меня. К тому же я впервые не контролировал долбившую мой зад штуковину.


Света постоянно меняла ритм, вырывая из меня новые стоны. Я потянулся к члену, но руку тут же перехватили, затем последовал ещё один удар. Нельзя… ну и ладно — ощущения были настолько острыми, что дополнительной стимуляции просто не требовалось. Внезапно движения ускорились, перешли на какой-то сумасшедший ритм — на секунду я даже потерял контроль над собой. Одного взгляда в зеркало хватило, чтобы понять — Света кончала. Яростно, неудержимо. Похоже, устройство страпона позволяло и ей получать неплохие ощущения. Ну и отлично — я задвигал тазом, доставляя ей еще больше кайфа. Тело девушки было уже полностью мокрым от пота, что только лучше очерчивало бешено скачущую в зеркале грудь.


Не успели стихнуть женские крики, как я сам ощутил мягкую волну в области таза. Оргазм был заметно слабее — имитатор мешал мне разрядиться парой сильных струй. Но он же растягивал ощущения во времени, всё компенсируя. Тем более ощущения были не сравнено сильнее тех, что удавалось получить дома. Сперма медленно вытекла прямо на подставленную Светой ладонь. Она поднялся руку к моему лицу, и я, не задумываясь, слизал своё семя. Тиха вздрагивая всем телом, я повалился на ковёр.


— Уф… лежи тут, — она тиха рассмеялась, — а я с кухни сока принеся. Что-то мне от этих скачек даже пить захотелось.


Пока она ходила, я повалился на спину и бездумно рассматривал потолок. Всё-таки это определённо было не зря. Согнув ноги в коленях, я немного приподнял таз и погрузил два пальца в горячую, очень мягкую и мокрую от смазки дырочку. Точно — не зря… Тем временем девушка вернулась и, застыв в дверях, жадно сосала яблочный сок из двухлитровой коробки. Пару раз проведя рукой по члену, будто надрачивая, она спросила:


— Что ж ты раньше то молчал, что и с мужиками не прочь?


Слова довались мне тяжело — я полностью обессилил, и еще не пришел в себя:


— Глупая… Ты только что лишила меня девственности. До этого я делал такое только сам с собой.


— То есть ты ни когда еще не ощущал в себе горячий и пульсирующий мужской член? Бедняжка… — она, как будто, по-настоящему жалела меня. Стоп! А откуда ей, собственно, знать чего такого я там терял?


— Погоди, ты же всегда отрицала анальный секс. А тут такие мысли…


— Да ничего я не отрицала! Просто я — за равноправие, — она снова улыбнулась, — Ну зачем мне подставлять зад тому, кто сам ни разу этого не делал?


Моя плоть… не встала, нет, но лёгкий огонь где-то внутри только что разрядившегося орудия я, определённо, почувствовал:


— То есть теперь я с полным правом могу трахнуть тебя в зад?


— Ага… пластмассовым членом! — она звонко засмеялась своей шутке, — послууушай… а хочешь получить все права? — её глаза лукаво прищурились, — хочешь почувствовать в себе мужской член?


Стоило образу на долю секунды возникнуть в моей голове, как что-то внутри окончательно сломалось:


— Только давай сегодня. Боюсь, завтра я уже не решусь.


Я сел на ковёр и принял сок из рук девушки. Светка отправилась к своей тумбочке и вернулась с сотовым телефоном. Задумалась на секунду:


— А ты ведь не будешь ревновать меня к тому, кого я позову?


Мысль, что я не один поддерживаю с ней подобные отношения приходили мне и раньше — слишком дика и опытна была она в постели, но слишком нейтральна в отношениях. А потому, засмеявшись в ответ, я отшутился:


— А ты?


— Ну и отлично! — она улыбнулась, и погрузилась в изучение телефонной книги. Вскоре пальчики пробежали по клавиатуре, и она поднесла трубку к уху, свободной рукой поглаживая бутафорский член.


— Серёж, привет. Не отвлекаю? Хм… ну извини. Понимаешь, нужна твоя помощь в одном деле, — на последних словах её голос стал кокетливо-смущённым. Услышав такой я, наверное, бросился к ней через весь город. Но Сергей был крепче, — Точно не можешь? Ну ладно, извини, — она надавила кнопку отказа, — Жаль… он бы тебе точно понравился — красивый, будто девочка, а уж что членом вытворяет… Ну да ладно — ещё успеете, — она озорно подмигнула мне, и снова углубилась в книжку.


— Привет, Никит! Как дела? У меня ещё лучше! Слушай, ты не мог бы сейчас зайти? Стране необходима твоя мужская сила! Да? Ну и отлично! Ждём, — последнее слово она простонала в трубку так, что снова подняла меня в боевую стойку, — Видишь, всё для тебя. Этот, правда, похуже — сам ещё не опытный. Но я искала тех, кто рядом живёт.


— У тебя их батальоны, что ли по всему городу?


— Ну не батальон, не батальон, а человек десять наберётся, — она улыбнулась, как-то очень мягко, покровительственно, — я в тебе ни когда не сомневалась. Правда, думала — придётся потратить не меньше полугода, пока ты созреешь. А ты вот как.


Я её уже почти не слышал, попивая сок и меланхолично работая тремя пальцами свободной руки в своей попе. Мыслей не было — только тёплое ощущение счастья. Из этого состояния меня вывел дверной звонок. Светка пошла открывать, а я поднялся с пола и переместился на кровать.


Никита оказался парнем даже моложе меня, еще студентом. Высокий, стройный, хотя и не мускулистый, с короткой стрижкой тёмных волос. Увидев меня, он сразу смутился и покосился на Свету. Та ответила подбадривающим взглядом и представила нас:


— Никита — это Кирилл. Кирилл — это Никита.


Парень всё же переборол неуверенность и… полез целоваться. Но я отстранился, промямлив «Потом». К такому повороту событий я был совершенно не готов.


— У него это первый раз, — подсказала из-за спины Света.


— А… понятно… — Никита определённо не знал, что делать. Он начал поспешно снимать с себя одежды и вскоре оголил свой болт. В сауны я не ходил, а потому впервые видел мужской член настолько близко. Комок подскочил к горлу, в памяти всплыл вкус собственной спермы, настолько яркий, будто я снова пил её. Я счастливо улыбнулся:


— Первый, не первый… какая хрен разница?


И, одним прыжком достигнув копья Никиты, обхватил его губами. Как не странно, хотя я уже яростно обрабатывал солоноватую головку парня, мысль о поцелуе всё еще вызывала отвращение. Когда Никита издал первый стон, Света прервала нас:


— Успеете ещё, ребятки. Я вас, между прочим, не затем собрала.


Я с сожалением выпустил член изо рта. Перевернулся на спину и, раздвинув ноги в стороны, недвусмысленно подставляя растраханный зад, прошептал:


— Еби.


Парень обхватил мои бедра, где-то ближе к коленям, и еще сильнее развёл в стороны. Пристроив свой член к всё ещё не полностью закрывшемуся анусу, он легко проник в меня. Его аппарат был немного меньше Светкиного, да и не такой рельефный. Однако я вынужден был признать правоту развратной девчонки — я чувствовал его огонь, его пульсирующую кровь, страсть живого тела. По тому, как набух мой член, стало понятно, что в этот раз развязка наступит гораздо быстрее. Будет, по меньшей мере, не честно, если Никита не успеет кончить. Я принялся работать сфинктером, сжимаясь тогда, когда ощущал уплотнение головки. Ответом мне стало довольно мычание паренька. Он возвышался надо мной и я легко мог видеть счастье в его глазах.


Я извивался, стонал, двигал тазом — теперь мной управляли не только собственное ощущения ощущения, но и желание принести наслаждение мужчине, который удовлетворял меня. Ощущение оргазма пришло внезапно, гораздо сильнее, чем в первый раз. Понимая, что не успеваю, я сжал анус так сильно, как смог и начал двигаться в бешеном темпе. Тугие толчки спермы и глухой стон служили знаком того, что всё удалось. Никита вынул член и повалился на меня. Тут уже было не до отвращения — я впился в мужские губы, проталкивая язык. Его язык был твёрже и шершавее женского. Трудно сказать, были ли ощущения лучше или хуже. Но разница между ними была колоссальна.


Я даже не могу с полной уверенностью сказать, сколько времени мы провели, слившись в поцелуе. Рядом раздался тихий, всхлипывающий женский стон. Светка сидела в кресле, впившись в нас взглядом. Её пальцы порхали по коже в районе паха. Я еще раз поцеловал Никиту, уже коротко, как бы дразня. Спросил:


— Ну как мы тебе?


— Лучше всех!


…Я двинулся к стене, выползая из-под Никиты. Тот поднялся на руках, и когда его лицо сровнялось с моим пахом, припал к нему ртом, слизывая мою сперму. Временами опускался чуть ниже, к отверстию, высасывая капельки собственного семени. Внизу снова потеплело. Пусть пока слабо, но это предвещало новую эрекцию. Я подмигнул Светке:


— Помнишь, что ты мне обещала?


— Конечно! У нас ведь ещё вся ночь впереди.


Работая со мной, Никита стоял на коленях перед кроватью. Девушка подошла сзади, поставив восхитительную ножку на торчащий зад:


— Тебе перед продолжением в ванную не нужно?


Парень на секунду оторвался от меня:


— Нет, я дома ещё подготовился.


— Ну и отлично. Ты мне тоже понадобишься


Она легко поднырнула под член и вплотную занялась им. Руками же она привычно разрабатывала дырочку. Никита довольно замычал, но мой член изо рта не выпустил. Тот уже поднимался, хотя всё ещё был очень вял. Честно говоря, работал парень не слишком умело, зато — очень старательно. И это давало свои плоды — вскоре плоть уже была готова к бою. Увидев это, Светка отогнала Никиту и с размаху плюхнулась бритой щёлкой на член:


— Обещание чуть-чуть подождёт. Я соскучилась!


— Погоди, а тебе презерватив не нужен?


Продолжая скакать на члене, девушка усмехнулась:


— Что-то ты не думал о болячках, когда Никите зад подставлял. Нет, презерватив был просто частью роли — я ем столько разной дряни, что о беременности можешь не беспокоиться. О болезнях тоже — мы не пускаем в свой круг кого попало.


Она трахала меня пока у Никиты окончательно не встал. Тогда она позвала парня, перебравшись на него и подставив мне свой зад. Мой член был уже полностью покрыт общей смазкой, так что вошел я легко. Делать это втроём оказалось сложновато — мне постоянно мешали ноги Никиты, ритм часто сбивался, постоянно выскакивал то мой, то его член. Однако ощущать его хозяйство сквозь тонкую пульсирующую перегородку было приятно. Тем более Светка определённо работала на меня, глубоко насаживаясь на мой член при каждом удобном случае. Не удивительно, что я кончил первым, излив в Светин зад остатки спермы.


Как только я вышел, член Никиты занял моё место, девушка благодарно застонала. Я же повалился рядом — для одного дня переживаний было слишком много, сил не оставалось совсем. Вскоре парень кончил, гораздо обильнее — немного семени стекло по стволу. Девушка легла рядом, нежно поглаживая мой член. Сперма капала на простыню, но Свету этот факт, похоже, совершенно не волновал. Я зевнул:


— Так ребята, вы как хотите, а я — спать. Проку от меня сегодня уже все равно не будет.


Никита скорчил обиженную гримасу:


— Но я же так тебя и не попробовал…


— Извини, Никит, правда — не могу больше.


Света поднялась с кровати:


— Не переживай, соратник, вставлю тебе перед сном.


Она отправилась к своему страпону. Теперь я мог разглядеть его получше. С внутренней стороны жёстких трусов оказалась штукенция раза в полтора толще внешнего имитатора. Неудивительно, что девушка достигла оргазма раньше меня. Она устроилась в кресле, медленно одевая страпон. Ствол шел очень туго, девушка глухо стонала, но вела его всё глубже в себя. Вскоре приготовления были закончены, но я уже так хотел спать, что легко уснул под аккомпанемент громких стонов.


Сквозь открытые окна (интересно, как реагировали прохожие на громкие стоны, разносившиеся из окна третьего этажа?) в квартиру проникло достаточно ночного воздуха, чтобы немного остудить помещение. Утро бодрило и просыпаться было приятно. Первым, что я увидел, была обнимающаяся справа парочка. Они спали. Страпон покачивался в такт движению девушки — удивительно, что она так спокойно спала с этой дубиной внутри себя. Зад мягко ныл, напоминая о вчерашнем. В свете дня вечер потерял свои розовые тона. Вчера меня обесчестил мужчина и, со слов Светки, ещё человек десять скоро захотят того же. Мысль вызывала отвращение. Но какое-то подозрительно лёгкое. К тому же мой член вдруг выстроился по стойке смирно, и это нельзя было списать на утреннюю эрекцию. Ладно… там видно будет.


Я прикоснулся рукой к Светкиному имитатору и принялся нежно его подрачивать. Он свободно ходил вверх и вниз примерно на дюйм. Похоже — в этом и был секрет его устройства. Девушка негромко застонала и открыла глаза:


— А… это ты… Решил начать прямо с раннего утра? Не забыл, что оставил Никиту без сладкого?


— Да будет ему по полной программе, не боись. Я вот спросить хотел — как это всё… ну… на наших отношениях отразится?


— В смысле? А! Ты, наверное, решил, что я тебя теперь заставлю полгорода ублажать? Вот откуда вы это берёте, объясни мне? Этот вон тоже переживал после первого раза. Захочешь — всё будет по старому, с презервативами и без страпонов. Хотя настоятельно советую пообщаться с Серёгой. Захочешь иногда развлекаться с моими друзьями — буду только рада. Тебе ведь понравилось?


— Да не то слово! Ладно, давай будить нашего гостя.


Я, стараясь не шуметь, переместился поближе к парню и начал нежно лизать его член. Вскоре Никита проснулся от ощутимой эрекции и, сразу же разобравшись в ситуации, припал к губам девушки. Теперь я уже не боялся разбудить его раньше чем надо и сосал по настоящему, глубоко заглатывая член, доводя головку почти до самого горла. Если бы не лёгкий рвотный рефлекс, я бы нырнул ещё дальше. Когда Никита, наконец, отпустил Светкины губы, я тоже выпустил член изо рта, произнёс:


— Должок у меня оставался, помнишь.


Парню не нужны были другие пояснения — она быстро принял колено-локтевую, а девушка кинула мне тюбик смазки. Я щедро выдавил мутноватого геля на ладонь и принялся массировать вход. Никита легко впустил в себя два моих пальца, но вот третий шел уже с трудом. Ну да, Светка же говорила, что он тоже новичок… хотя — это ведь к лучшему. Я начал медленно входить, парень застонал и заёрзал задом, помогая мне. Как только мой пах упёрся в молодой зад — член был введён полностью — колечко сфинктера резко сжалось, плотно обхватывая меня. Смотри-ка, а парень, похоже, предпочитает, когда его натурально рвут. Я медленно вывел член по самую головку и резко, преодолевая сопротивление, ввёл его на всю длину. В ответ прозвучало протяжное «да… «.


Обрадованный реакцией, я начал трахать быстро, агрессивно, то и дело сопровождая фрикции крепкими шлепками по мягкой попе. Парень был на седьмом небе, извиваясь подомной и пуская слюни на простыню. Вдруг я почувствовал, как женская рука тяжело ложится мне на спину, пригибая к парню. Я послушался, действуя теперь уже «по-собачьи», плотно прижимаясь грудью к Никитиной спине, не сбавляя ритм. Как только я наклонился, твёрдый искусственный член ворвался в меня, причиняя сильную, но чертовски приятную боль. Теперь уже меня самого долбили в том же бешенном ритме, если не сильнее, чем Никиту. Слова не способны передать, насколько же это было приятно. Я уже не стонал — рычал, выпуская из лёгких бурлящее удовольствие.


Тело подомной задёргалось, предчувствуя оргазм. Парень легко выскользнул, поднялся, и, развернувшись, резко ввёл свой фаллос мне в рот. Ворвался глубоко в горло и, сделав несколько резких движений начал изливать в меня горячий сок. Я жадно ловил каждую каплю ценной жидкости. Утренняя сперма была жидкой, на половину смешанной с мочой, но это волновало меня меньше всего. Сзади, похоже, тоже достигли финала. Имитатор двигался будто в конвульсиях, входя на разную длину, постоянно выскакивая полностью, затем вновь врываясь в мягкую плоть. И всё это — с совершенно неправдоподобной скоростью, рождая нестерпимый жар внутри меня. И этот огонь вскоре заставил меня испытать оргазм такой силы, что я, полностью потеряв контроль, вцепился в Никитин член, причиняя тому сильнейшую боль. Сперма оставила огромное пятно на простыне.


Я вылез из-под девушки и поцеловал её в губы, делясь вкусом Никитиного сока. Сам паренёк уже пришёл в себя и теперь увлечённо слизывал мои следы с простыни. Целовались мы долго. Мои пальцы дразнили набухшие соски девушки, её руки были заняты собственным членом, а Никита, проказник, развлекался с моей попой. После столь мощного финала, она оказалась настолько растраханной, что он легко вводил в меня свою ладонь, почти не причиняя боли. Вскоре сквозь тело девушки пробежал разряд ещё одного оргазма, после которого она отстранилась и промурлыкала:


— Может хоть позавтракаем, маньяки ненасытные?


На кухне, со вчерашнего дня, валялись мои джинсы. Одевать я их не стал, а просто перетащил в комнату. Светка на скорую руку приготовила яичницу, которую мы проглотили буквально не жуя. Оказывается, утренний секс очень способствует аппетиту. Оценивающе глядя на меня, девушка спросила:


— Ну так что? Я думаю, нам пора обзавестись общим кругом знакомых. С кем бы ты хотел перепихнуться в первую очередь?


На самом деле, в это минуту мне уже ни кто не был нужен, так что я предпочёл отшутиться:


— Вот если ты найдёшь мне пару молоденьких близняшек-лесбиянок, я буду тебе очень благодарен.


Никита улыбнулся и покосился на девушку:


— Я и сам сначала не поверил, что такое вообще бывает в природе. Но будь осторожен — эти тебя до смерти затрахают.


— Ну так уж и до смерти? По моему, сегодня Кирилл показал себя с самой лучшей стороны. Думаю — справится.


Девушка заговорщицки мне подмигнула и скрылась в комнате. Вернулась она с двумя сотовыми — моим и своим. Пальцы быстро забегали по клавишам, после чего мой телефон полетел ко мне в руки.


— Созвонишься с ними, обсудишь детали. Я ревновать не буду, — она снова засмеялась.


— Не, ребят, это как-то слишком хорошо, чтобы быть правдой. В чём подвох?


— Ни в чём, успокойся. Тебе просто очень повезло, что в нашем городе живёт эта сексуальная аномалия. Ладно, давайте-ка в душ и по домам. У меня, между прочим, ещё работа сегодня, — Света меланхолично почесала у себя между ног и стала собирать со стола пустые тарелки.


В душе мы с Никитой ограничились всего парой поцелуев — действительно пора было расходиться. Я оделся, бережно положил телефон с заветным номером в памяти к себе в карман. Настроение неудержимо ползло вверх. Передо мной открывался какой-то чудесный новый мир, который долго скрывался у меня под самым носом… Ах да, надо по пути домой заскочить Sex-shop, исправить давнюю ошибку…


Новый номер в записной книжке приятно щекотал воображение, но звонить девушкам я не спешил. Появились кое-какие дела, да и время требовалось, чтобы полностью переварить произошедшее. Так что — развлекался по вечерам с приобретенной игрушкой, да и всё. В общей сложности прошло дней пять, перед тем как я вспомнил о номере. В телефонной книжке новый контакт значился как «Фрейа и Лилит». Фыркнув, я надавил на клавишу вызова. Ждать ответа пришлось долго, но всё-таки в трубке возник женский голос. Красивый такой чистый голосок, лёгкий, словно смеющийся:


— Да?


— Здравствуйте, мне ваш телефон Света дала, — уверен, что хоть немного, но я покраснел, — хотелось бы встретиться с вами и вышей сестрой.


— Давай только на «ты», ладно? Встретиться — это хорошо и даже очень вовремя. Ты где живёшь?


Я послушно назвал адрес.


— Отлично! Значит, будем у тебя через час, жди. Ты что пить предпочитаешь?


Я почему-то вспомнил Светку и пробормотал в ответ:


— Сок… А это ничего, что ты с сестрой ко мне, а не я к вам?


— Так я же сама предложила, — она коротко хихикнула, — ничего, успеешь ты за час прибраться. Ну всё, жди.


Прибираться необходимости не было. Содержать в терпимом состоянии однокомнатную квартиру — на самом деле просто. Особенно если и вещей-то почти нет. Я с запоздалым ужасом покосился на узенькую одноместную кровать — самое то для секса втроём. Решительным движением гостиный стол был отправлен на кухню, а ковёр — тщательно пропылесосен. Ничего, в такую жару и на полу будет терпимо. Поход по ванным и туалетам тоже не занял много времени. В любом случае, судя по часам, у меня оставалось ещё почти 40 минут. А это целая вечность, если ты молод, а её голос не желает исчезать.


Я снял штаны, положив их на видное место (не хватало лихорадочно искать их после звонка в дверь) и достал своё новое приобретение. Фалоимитатор был примерно по размеру моего члена и внизу оканчивался бутафорской мошонкой. Такие, знаете, с присоской. Я закрепил игрушку на полированный поверхности стула. С выбором места, в своё время, пришлось помучаться. На полу — слишком низко, так что ноги постоянно оказывались напряжены. Закреплять на стене — удобно, но как-то не правильно. А вот на стуле — в самый раз. Я обильно смазал пластиковый ствол и начал насаживаться. Сидел я, как бы, задом наперёд, положив руки на спинку стула, член гулял между прутьями. Так удобнее всего.


Когда имитатор входит первый раз, раздвигая плоть, член всегда напрягается, приятно деревенеет. Ощущение быстро пропадает, но на смену ему приходит другое, не менее приятное. В этот раз я двигался медленно, всем телом ощущая тягучую волну наслаждения. Кончить так практически не возможно, но ведь и не это было целью. Я просто коротал время до прихода гостей. Да, это можно делать и таким способом.


Так что, когда отведённое время стало подходить к концу, я почти без сожаления встал со стула. Отёр тряпкой остатки смазки с имитатора, вытер излишки с кожи. Всё убирать не стал — приятно при ходьбе чувствовать, что внутри всё очень свободно. Конечно, кое-что впитается в ткань штанов, но домашние трико уже трудно чем-то испортить. Звонок раздался точно «по расписанию», словно гости стояли под дверью с часами. Я открыл дверь и увидел двух девушек, мило держащихся за руки. Одна из них пила обещанный сок из пакета. Та же двухлитровая коробка, только в этот раз сок оказался томатным. Я принял протянутую пачку и впустил сестёр в квартиру:


— Вы только извините, совсем забыл, у меня кровать не слишком подходящая. Зато очень чистый и мягкий ковёр.


Девушки кивнули в ответ, сбросили обувь и босиком пробрались в комнату. Они шли уверенно, будто уже сто раз бывали у меня. Так что, когда я сам вошёл в комнату, кресло и кровать оказались заняты, пришлось плюхнуться на пол. Девушек нельзя было назвать особенно красивыми. Высокие, не столько стройные, сколько худые, с еле различимыми бугорками грудей. Короче говоря — абсолютно не мой тип. Но, при этом, было в них что-то особенно милое, возбуждающее. И, конечно же, сёстры были очень похожи, но, как водится, старательно скрывали это. У той, что сидела в кресле, заложив ногу на ногу, были длинные соломенные волосы. Сухие, без сковывающего глянца дорогих шампуней, они струились по плечам девушки.


Косметикой она, похоже, не пользовалась или делала это очень ненавязчиво. Одета просто — светлая юбка до колен и что-то вроде топа, больше смахивающего на жилетку. Единственное, что выбивалось из образа — это пальцы. На них было огромное количество колец, обычных, вроде обручальных. Только металл попроще. Ну и ещё у девушки была сумка, аккуратно прислонённая к ножке кресла. Обычная дамская сумочка, белая. Тоже без изысков.


Вторая близняшка, по-детски валяющаяся у меня на кровати, выглядела совершенно иначе. У неё были короткие, торчащие во все стороны, волосы. Ярко рыжие, но уже светлеющие у корней. Одета девушка была так же просто, но более ярко, под цвет волос. Узкие джинсы нетипичного апельсинового …цвета и почти бесполезная футболка «сеточка» на голое тело. В плане макияжа девушка также оказалась агрессивнее сестры. Глаза тонули в небольших озёрах туши. А вот колец на пальцах не было. Они были на лице и угадывались под просвечивающей футболкой. Уши проколоты в пяти или шести местах каждое, два маленьких колечка в левой брови, одно в правой, одно в губе и ещё одно в правой ноздре. Когда она заговорила, на языке обнаружились ещё два колечка:


— Ну, давай знакомиться. Я — Фрейа.


Значит, по телефону я разговаривал не с ней. Голос Фрейи, конечно же, был очень похож, но без тех смеющихся ноток. Серьёзнее, чем у сестры.


— Кирилл. А для чего прозвища?


Лилит мягко улыбнулась:


— Так вышло. А Фрейа добавила, очень серьёзно:


— Слишком долгая история. Ты сок-то пей, или мне отдай. Жарко — ужас.


Я торопливо сделал большой глоток и передал девушке:


— Слушайте, не то, чтобы я был против долгих предварительных бесед… Но я вас жду уже целый час и мне, как бы, больно, — я выразительно посмотрел на вздыбившуюся ткань между ног.


Вместо ответа Лилит через голову стянула свой топ и, не вылезая из кресла, отделалась от юбки. Одежду аккуратно повесила на спинку. Тут обнаружилась и ещё одна интересная деталь — на загорелом лобке девушки был выбрит непонятный знак. Что-то вроде руны. Я сдавленно охнул и поспешил избавиться от одежды.


— Так! Мы договаривались — я первая!


Фрейа поставила пакет с соком на пол. От джинсов она избавилась уже на ходу. Конечно же, на «этом самом» тоже нашлась пара колец. Девушка присела на корточки рядом со мной, коснулась пальцем головки:


— А ничё, симпатичный.


Член нетерпеливо подрагивал, блестя от выступившей смазки. Ладонь девушки упёрлась мне в грудь, и я послушно повалился на спину. Через мгновение горячая плоть девушки уже скользнула по стволу. Совсем не на это я намекал, когда сетовал на тесные штаны. Но, чёрт, как там приятно, у неё внутри… Фрейа полностью управляла процессом, я мог, разве что, руками ласкать её бёдра. Девушка двигалась нарочито медленно, плотно сжимая мой член стенками влагалища. Насадившись полностью, она иногда наклонялась вперёд и упиралась ладонями мне в грудь. Спина девушки выгибалась так, что я чувствовал сталь, болтающуюся на её загорелом животике. Затем Фрейа делала несколько быстрых движений бёдрами, елозя своей щелью по топорщащемуся ёжику моего паха.


Конечно же, долго продержаться я не смог. Я застонал, чувствуя как тугой поток семени потёк внутри ствола. Фрейа охнула и резко скользнула по члену вниз, давая мне проникнуть как можно глубже. Да только спермы за час накопилось уже столько, что она очень скоро начала вытекать из плотно прижатого к моему паху влагалища.


— Ну вот, опять вся испачкалась! — Лилит, не принимавшая, до этого момента, ни какого участия в процессе, мгновенно оказалась рядом с сестрой.


Она плавно повалила Фрейу на ковёр, снимая с моего члена, и припала к ещё раскрытому влагалищу. Вот это я понимаю — сестринская взаимопомощь. Жаль только, обо мне позаботится некому. Я вытер рукой попавшую на кожу сперму и нашу общую смазку, слизнул с ладони. Даже вкусно. А у девушек всё было очень серьёзно. В сладострастных конвульсиях тело Фрейи выгнулось, стройные ноги упёрлись в ковёр, поднимая таз. Но сестра крепко держала её, энергично работая языком.


Я привалился спиной к дивану и теперь с интересом наблюдал за развернувшимся представлением, попивая сок. Фрейа уже даже не стонала — она утробно мычала. Цеплялась побелевшими от напряжения пальцами за ворс ковра, ёрзала по нему всем телом. Так энергично, что футболка успела задраться под самое горло, выпустив наружу миниатюрную грудь. Оргазмы девушки теперь можно было отслеживать только по особенно резким движениям тела. Уже несколько раз она изгибалась так сильно, что я начинал волноваться за её позвоночник, после этого девушка чуть успокаивалась и с лёгкой дрожью опускалась на ковёр. А Лилит и не думала прекращать. Глаза её были закрыты, она словно отгородилась от внешнего мира.


Очень быстро меня накрыло новой волной возбуждения. Член поднялся, играя напряжёнными венками. Я подошёл к девушкам, но те словно и не замечали моего присутствия. Чтобы не мешать Фрейе, Лилит сидела на ковре, широко раздвинув ноги. Так что мне не составило труда подсунуть большой палец своей ноги под её щёлку. Я немного приподнял ступню, опираясь на пятку. Только теперь Лилит выпустила сестру, и та рухнула на пол, продолжая мелко дрожать и постанывать. Лилит, не открывая глаз, нащупала мой член и припала уже к нему. Но я отстранил её, сам опустился на колени и поцеловал девушку. Её губы оказались нестерпимо горячими, и насквозь пропитаны совсем другим вкусом. Не прерывая поцелуя, я мягко уложил Лилит на ковёр. После этого — скользнул вниз, по пути покрывая её тело поцелуями.


Ковёр под ней был мокрым, и жидкость густо покрывала кожу девушки. Призывно раскрывалось её влагалище, источая сок. Но и тут я сдержался. Ведь раз они близняшки, то на теле Лилит осталось только одно место, с которым я совершенно не знаком. Взявшись за бёдра девушки, я поднял её ноги вверх так, что перед моими глазами оказалось колечко ануса. Он тоже уже был пропитан натёкшей смазкой, так что я просто убедился в готовности девушки, введя внутрь два пальца. Они, конечно же, легко преодолели преграду. Девушка выдохнула «да… «. И я вошёл.


Лилит была из понятливых, да ещё и гибкая. Она легко дотянулась руками до щиколоток и опустила их как можно ниже, давая мне максимально удобную позицию. Я чувствовал её пожар. Раскрытое от возбуждения влагалище при каждом движении выплёвывало накопленную смазку. Та стекала вниз, на мой член, и вскоре её зад начал влажно хлюпать, позволяя мне держать любой ритм. Девушка громко стонала, её ногти до красноты впивались в кожу ног. Её живот мелко подрагивал, когда я входил внутрь, и напрягался до появления кубиков пресса, когда я двигался обратно. Она действительно сильно возбудилась за время игры с сестрой, и первый оргазм очень скоро поглотил девушку.


Колечко сфинктера сжалось так, что я с трудом мог двигаться. Все её мышцы разом напряглись, забугрились под кожей, являя неплохое спортивное телосложение. Лилит перестала стонать и, кажется, даже дышать. Её голова повернулась набок, я видел, как слюна стекает на пол из приоткрытого рта. Влагалище несколько раз вздрогнуло, словно хватая воздух, и выплюнуло порцию мутноватой жидкости. Парой секунд позже девушка вернулась к жизни и посмотрела на меня благодарным взглядом.


Но я был ещё далёк от завершения. Член вырвался из отработанно дырки и направился чуть выше. Влагалище девушки полыхало от пережитого, приятно обжигало мою плоть. Я наклонился вперёд, ложась на Лилит, и погасил своими губами её сладострастный стон. Ноги девушки оплели меня, скрестившись на пояснице. Руки гуляли по моей спине, слегка царапая коготками. Теперь я мог слышать её тяжелое дыхание, дробь взбесившегося сердца, вдыхать её запах. Разве что вкуса не чувствовал. Рот девушки всё ещё был наполнен терпким ароматом сока Фрейи. И я пил его, проникая языком как можно глубже. Огонь внизу даже не думал утихать. Мой член двигался в конвульсиях её плоти, на грани наслаждения и боли.


Но тут Лилит прервала бесконечный поцелуй. Её руки скользнули выше, девушка прижала меня к себе так сильно, что я уткнулся носом в ворс ковра. Ноги исчезли с поясницы. Похоже, она упёрлась ступнями в пол, потому что в следующее мгновение спина девушки выгнулась, заметно приподнимая таз. От неожиданности я вынужден был подтянуть ноги под себя, чтобы опереться на колени. Тут же мой зад упёрлось что-то холодное, твёрдое и… большое!


Я вскрикнул. Несмотря на недавние игры с фалоимитатором и остатки смазки, эта штука входила с большим трудом. При этом двигалась быстро, буквально …разрывая меня изнутри. Я выл от боли, разве что сознание не терял, а дубина даже не думала заканчиваться. Она проникала всё глубже, упиралась во что-то, но шла дальше. Наконец что-то большое, гладкое и холодное коснулось моей кожи — дубина вошла внутрь до основания. Лилит отпустила меня и, соскользнув с ослабевшего члена, отползла в сторону. Я приподнялся на локтях, принимая стандартную позу, и попытался расслабиться.


Моей спины коснулись острия набухших сосков с колечками пирсинга. В ноздри ударил сильный запах пота. Похоже, до того, как я вмешался, сестрица успела здорово измотать Фрейю. Над ухом всплыл виноватый голос девушки:


— Извини, но твоя попа так аппетитно выглядела. Я не удержалась.


Конечно, выступающая смазка, манящая краснота только что растраханного ануса… Сам бы не выдержал такого вида, глупо обижаться. Но как же больно… Лилит поднялась на ноги и скрылась из поля зрения. Позади себя я услышал звук короткого, но страстного поцелуя. Затем Фрейа начала движение обратно. Не знаю, чего мне стоило маскировать крик стоном — громким, резким, но всё-таки стоном. Я держался! Чтобы сделать девчушке приятное, можно было и потерпеть. Она двигалась медленно, осторожно, мягко упершись ладонями о мои бёдра.


Я чувствовал, как скользит внутри утолщение головки, словно раскалённый шарик. Кажется — выступили слёзы. Но я не был уверен, потому что от боли не мог открыть глаза. Наконец я почувствовал утолщение колечком сфинктера, и мой зад, жалобно всхлипнув, выпустил из себя этого гиганта. Тот снова ворвался внутрь. Садюга! Зачем же было полностью доставать? Стон вышел неровным, рваным. Но член двигался уже легче. Всё-таки у меня неплохой опыт, справлюсь и сейчас! Правда, более-менее расслабиться я смог только на четвёртой или пятой фрикции. Фрейа почувствовала это и задвигалась чуть быстрее, постепенно наращивая темп. Вскоре я стонал уже совершенно непроизвольно и даже немного подмахивал девушке.


И вот тут на мой затылок опустилась ступня Лилит, достаточно жёстко пригибая к полу. Когда я опустил голову, как требовалось, девушка легла передо мной, подставляя сочащееся влагалище. Я поднял глаза. Лилит полусидела на ковре, приподнявшись на локте левой руки. Ноги девушки были согнуты в коленях и широко расставлены. Её щель была широко открыта, женский сок струился по коже. Правая рука управляла утопленным во вторую дырку вибратором. Чертовка кокетливо подмигивала мне. Я улыбнулся в ответ и нырнул в открытую дверь. Всё слилось воедино. Стоны, метания разгорячённой плоти, вибрация, пробивающаяся сквозь тонкую плёнку кожи. Мной же управляло копьё Фрейи, мотало в разные стороны, как марионетку. Язык метался внутри Лилит.


Я буквально вытягивал её сок изнутри. Интересно, а на влагалище может образоваться засос? Лилит взвыла, чуть приподнялась на пятках, и мой язык увяз в ликующей плоти. В тот же момент, будто по команде, кончили и мы с Фрейей. Взбесился, забыв об осторожности, гигантский фаллос внутри меня, а я, наоборот, плотно сжал колечко ануса. Но боли уже не было. Сознание билось внутри черепной коробки, рвалось на части, рассыпалось миллиардом «да!». Сперма медленно текла из меня, капая на ковёр. Дыхание позади успокоилось, и имитатор покинул тело. Я завалился на бок, перевернулся на спину, и замер, тяжело дыша. Зад и ноги крупно дрожали от пережитого напряжения. Монотонно гудел развороченный сфинктер, прямую кишку будто заполнил жидкий огонь. Рядом плюхнулось ещё одно тело.


Не знаю, сколько мы пролежали так, бездумно глядя в потолок, тяжело дыша и постанывая. Первой пришла в себя Лилит. Она шумно поднялась, чуть позже послышалось несколько жадных глотающих звука. Вскоре поднялась и Фрейа, чтобы отнять у сестры сок. Пить хотелось нестерпимо — жара и пережитое делали своё дело. Я с трудом приподнялся на локтях, и даже смог сеть. Наконец-то можно было рассмотреть орудие девушки. В отличие от Светки, ей имитатор совершенно не шёл. На девушке были тяжёлые жаркие трусы из чёрной глянцевитой кожи. Из трусов торчал… он.


Толщиной — с запястье Фрейи! Пусть у неё были довольно тонкие руки, но всё же… По длине фаллос почти вдвое превосходил мой. По тому, как имитатор изогнулся под собственным весом, по тому, как вилял вслед движениям девушки, было понятно, что он достаточно мягок. Видимо именно поэтому Фрейа смогла проникнуть так глубоко. От давно бесполезной футболки девушка, конечно же избавилась. Сумка Лилит была открыта и валялась на кровати. Понятно откуда эти игрушки.


Увидев, что я очнулся, девушка, не дожидаясь просьбы, принесла мне сок:


— Ты извини, что мы вот так.


— Да нормально, оно того стоило.


Язык с трудом слушался, перекатываясь в загустевшей слюне. Несколько крупных глотков пригасили жажду, и я поставил коробку на пол.


Лилит села неподалёку, напротив меня, по-турецки, скрыв всё ещё ярко-красные губки ступнями. Фрейа осталась рядом со мной. Она полусидела, опёршись на локти. Штуковина покачивался в такт её дыханию. Я остался сидеть на месте, лишь подтянул к себе ноги так, что колени почти упирались в грудь. Журчащий голосок Лилит нарушил молчание:


— Многих ты уже знаешь?


— Только Светку и Никиту.


Девушка покраснела, смущённо произнесла:


— Ой… тогда мы, наверное, слегка перестарались…


Я немного раздвинул колени, показывая девушке ещё не твёрдый, но уже набухший и подрагивающий член:


— А вот он считает иначе.


Лилит сразу расслабилась, улыбнулась. В уголках глаз снова заиграли озорные нотки:


— Всё-таки, я считаю себя виноватой. Ведь тогда я немного подыграла сестре, не оставила тебе выбора. Так что ты пока отдыхай, а я…


И она встала на четвереньки, бочком ко мне. Фрейа усмехнулась и подошла к сестре. Лилит коротко, явно наигранно, вскрикнула, когда сестра отвесила ей пару шлепков. Затем Фрейа уцепилась руками за сестрин зад и резко вошла. Удивительно, насколько легко этот гигант потонул в Лилит. Сёстры почти сразу перешли в режим отбойного молотка, причём роль Лилит была в этом чуть ли не главной. Именно она задавала общий ритм своими движениями. Она извивалась, встречая член сестры, по коже живота ходили широкие волны. Стоны девушек слились в одну похотливую мелодию. Голова Лилит начала клониться к ковру, но Фрейа неожиданно оказалась против. Она издала что-то больше похожее на боевой клич и вцепилась рукой в волосы девушки. Потянула вверх.


Лилит выгнулась, подчиняясь воле сестры, и ещё ускорила темп. Затем Фрейя, всё ещё держа сестру за волосы, наклонилась вперёд и коротко поцеловала её в губы. Я наблюдал, как зачарованный. По мере нарастания возбуждения, боль во всём теле потихоньку стихала. Удивительно, насколько быстро я пришёл в себя после пережитого. Внутри уже не болело, но приятно ныло. Вскоре Фрейа забилась в агонии оргазма, но вышла из сестры лишь после того, как та кончила.


— Всё, не могу больше. Я скоро сварюсь в этих трусах.


Фрейа расстегнула заклёпки по бокам и начала снимать надоевшую вещь. Кожа под трусами действительно покраснела, намокла и кое-где истёрлась. Задняя половинка снялась легко. На внутренней стороне обнаружился только небольшой анальный имитатор. А вот с передней частью девушке пришлось помучаться. Всё по-честному — внешняя и внутренняя дубинка оказались одинаковыми. И Фрейа, похоже, успела буквально прирасти к нему. Всё же ей потребовалось совсем немного времени, что бы полностью освободиться.


Она подошла ко мне. Подошла слишком близко.


— Передохнул?


Её вход оказался на уровне моих глаз. Это было слишком. Раскрасневшаяся кожа, переливающаяся под смесью пота и смазки, широко раскрытая щель с болтающимися колечками, заводила лучше любых ласк. Чуть выше члена заколол, будто кто-то засунул под кожу внизу живота холодную металлическую пластинку.


Я поднялся на ноги и …требовательно полжил руку на плечо девушки. Фрейа только улыбнулась в ответ и проворно опустилась на корточки. Её лицо утонуло в волосах у меня между ног. Двигалась она как-то очень быстро, легко касаясь языком члена. Пару раз колечки пирсинга врезались в дырочку головки, ударяя лёгкой болью. Потом она вовсе перестала работать языком и задвигалась быстро-быстро. Теперь я уже трахал её горло, по-другому и не назвать. Ноги начали деревенеть, и я отстранил девушку, чтобы по-нормальному лечь на ковёр. Фрейа вернулась к работе, а Лилит воспользовалась ситуацией, предоставив моему рту свою щель. Я не видел, но чувствовал, что Фрейа сменила позу и теперь скакала на моём члене.


Сёстры тихонько стонали. Временами Лилит ворочалась, подставляя моему языку свой зад или возвращая влагалище. Почувствовав, что я на пределе, Фрейа слезла с члена, и я снова ощутил её мягкие губы. Парой движений я наполнил девушке рот. Спермы вышло уже совсем немного, но Фрейа не преминула похвалить вкус. Лилит вздохнула и нехотя слезла с меня. Правда она быстро нашла себе новое занятие — принялась одевать оставленный страпон. Фрейа поцеловала меня, делясь остатками спермы. Промурлыкала:


— Не бойся, это она для меня.


— А я и не боюсь, — я взял её руку за запястье и направил к подрагивающему и всё ещу мягкому анусу. Девушка кивнула:


— Умница.


И погрузила в меня свои очаровательные пальчики.


Я застонал. Конечно, только что кончив я не чувствовал ничего особенного, но постарался стонать как можно убедительнее. Наградой была лёгкая дрожь возбуждения, прокатившаяся по руке Фрейи. И вот что странно — в ответ на замедлившееся дыхание девушки, я сам ощутил лёгкое возбуждение. Меж тем подошла Лилит. Она чисто сестринским движением растормошила волосы на голове Фрейи, улыбнулась мне, и… присела рядом, обхватила шубами ещё дремлющий член. Она сидела как бы сбоку, и Фрейе не составило труда пристроиться к моему заду. Только теперь девушка работала языком.


Пламя страсти разгоралось внутри меня медленно, но эта неспешность была прекрасна. А потом, когда член только начал подниматься, полыхнуло, словно брызнули бензином. Мгновение, и плоть напряглась так, что заболела кожа. Лилит пару раз вздрочнула член:


— Супер! Значит, я считаю, что пока мы ещё в состоянии двигаться, пора переходить к главному блюду. У меня главный вход. У тебя, Кирилл, запасной.


Она, не вставая, перевалилась на спину, шутливо толкнув меня в бок ногой. Сестра начала медленно насаживаться сверху. Когда её клитор коснулся блестящей чёрной кожи, девушка наклонилась вперёд, сливаясь с Лилит в поцелуе. Руки Фрейи недвусмысленно шлёпнулись на ягодицы. Просить меня дважды не пришлось. Я взял девушку за талию, секунду полюбовался видом натянутого на пластик влагалища, и направил член в свободное отверстие. Девушка ободрительно замычала, не разрывая поцелуй, и мы начали подбирать темп. Делать это на полу оказалось гораздо удобнее, а может — сказывался опыт девушек. В любом случае — не чьи ноги мне теперь не мешали, член самовольно не выскакивал, и вообще всё было отлично.


Нас словно пронизывал один, общий поток наслаждения. Он бурлил под кожей, наполняя собой каждую клеточку. Я бы не удивился, услышав мысли девушек, ведь уже несколько минут ловил их чувства. И самое сильное было общим. Я испытывал отголосок, слабый, но более чем достаточный, каждого их оргазма. И по тому не кончал сам. В эти моменты наш крик сливался в один общий, в мощное дыхание страсти. Кожа Фрейи стала мокрой от пота, а её сердце выстукивало какой-то запредельный бешеный ритм. Казалось — в такт с моим. На очередной волне — я давно сбился со счёта — я, наконец, не выдержал и добавил в поток немного своего личного счастья. Член долго не опадал, скользя в собственной сперме.


Кровь продолжала кипеть в нём, не желая успокаиваться. Но я постепенно приходил в себя, по телу разливалась накопленная усталость. Как только я отпустил Фрейю, ноги подкосились, и я медленно опустился на ковёр. Всё. Вот теперь я точно полностью выжат и не смогу даже сдвинуться с места, пока не посплю. Сёстра тоже были не в лучшей форме. Кое-как, с трудом, работая вместе, они смогли стянуть с Лилит страпон и тоже остались на ковре. Сознание провалилось во тьму.


Проснулся я от звуков медленного гитарного перебора. Фрейа пела какую-то песню из тех, что просто обязаны исполняться под гитару и исключительно женским голосом. Я открыл глаза. Девушка сидела на кровати, прислонившись спиной к стене. Одеться она, конечно же, не подумала. Гитара лежала на сложенных по-турецки ногах, закрывая живот. Моя гитара. Интересно, что её с утра понесло в шкафу рыться? Играл я посредственно и давно забросил это занятие. А выбрасывать инструмент было жалко, вот он и валялся в шкафу с одеждой.


Я подождал, пока девушка закончит песню. У неё был хороший голос, и мне нравилось смотреть, как поднимается, растёт её грудь, вбирая воздух перед очередной партией. Потом Фрейа замолчала, задумчиво перебирая струны. Я заговорил:


— С добрым утром. А где Лилит?


Задумчивость мгновенно улетучилась, и девушка взглянула в мою сторону:


— В душ пошла. По утрам она там подолгу торчит. Ничего, что я гитару?..


Сама Фрейа, похоже, успела побывать в ванной комнате. И ей гораздо лучше без косметики, честное слово.


— Всё нормально. У тебя очень красивый голос.


Повисло неловкое молчание, ведь, по сути, мы были даже не знакомы. Фрейа поставила гитару на пол и вытянула ноги. И я, конечно же, сморозил первое, что пришло на ум:


— А давно у вас так всё, — я замялся, — с сестрой?


Фрейа ответила сразу, не задумываясь:


— Сколько себя помню. Ну, то есть — чувства. А так — где-то в начале средней школы всё произошло. Глупая история. Родители задержались на каком-то вечере, была сильная гроза, мы перепугались и зарылись в одно большое одеяло. Дальше — всё как-то само получилось. Очнулись только от звука открывающейся входной двери. Ну и пошло по нарастающей.


Всё-таки странно. Про имена говорить не хотят. А эту историю рассказывают спокойно. И ведь, наверняка, и Светка и Никита тоже её слышали. Хотя я и сам чувствовал, что готов рассказать девушкам гораздо больше, чем самым старым друзьям.


— Слушай, я вот вчера заметил — у твоей сестры на лобке какой-то иероглиф выбрит.


— Это руна. Только не спрашивай, что он значит. Без понятия. И у Лилит лучше не спрашивай, сомневаюсь, что она сама знает. Это ей Андрей выбрил, на память. Очень разными мифами интересовался. Он совсем недавно ушёл.


— Ушёл?


— Да. Ну… понимаешь, у нас люди долго не задерживаются, — она погрустнела, — например, студентов много. Заканчивают учиться, и уезжают искать счастье в городе покрупнее. Андрей вот — в Питер укатил. Другие влюбляются в человека более… консервативных взглядов. Кое-кто просто устаёт — уже не получает удовольствия. А некоторые — заходят слишком далеко, — она выразительно покрутила пальцем у виска, — плётки, зверушки… и наши пути расходятся. Так что — год, два. Не больше. Это вот у нас с сестрой большой опыт, и уходит, пока, не собираемся. Светка, кстати, тоже долгожительница. Она лет с 17-ти с нами. Кстати, эти кольца… Ну, у сестры и у меня… они ведь не просто так. Это традиция. Люди, когда уходят… Там на внутренней стороне у каждого — имя… Ой! Забыла совсем. Иди-ка сюда — посмотрю, не повредила ли тебе вчера что-нибудь.


Ничего подозрительного в себе я не чувствовал, но к кровати подошёл. Ведь понятно, что Фрейа просто хотела сменить тему разговора. Лёг животом на колени девушке.


— Ну, на первый взгляд всё нормально. Трещинок точно нет.


Она достала из сумки сестры какой-то тюбик и принялась нежно массировать кожу вокруг.


— Конечно всё в порядке. Я же не мазохист, а… мне понравилось.


Память услужливо подсунула пару особенно сильных воспоминаний. Член мгновенно поднялся и упёрся в ногу девушке.


— Ага, я вижу, — и, как бы случайно, нырнула одним пальцем в меня.


— Слушай… Вчера всё было немного не так. Немного не правильно.


— Ой, прости. Мы не знали, что ты совсем новичок… — она замолчала. Затем нехотя выдавила, — Сок.


Понятно! Когда я открыл дверь, пачка была уже распечатана. Можно было спокойно подмешать что угодно. Наверное, стоило обидеться. Но я уже сильно возбудился от прикосновений девушки, и мысли текли совсем в другом направлении. Тем более — глупо было бы утверждать, что я хоть немного жалел о случившемся:


— Всё нормально. А может — повторим отдельные элементы, пока сестра в душе? — Я провёл пальцем по своей коже, рядом со скользящими во мне пальчиками Фрейи. — А вот этого не надо! После вчерашнего точно повредим что-нибудь. Если не тебе, то мне. О! Знаю!


Свободной рукой девушка забралась в сумку и вынула вибратор. Тот, которым пользовалась вчера Лилит. Небольшой и достаточно тонкий — сразу понятно, для каких дел. Фрейа произнесла многозначительное «Бзззжжж!» и помахала вибратором в воздухе. Я согласился: «Давай». И почти сразу ощутил прикосновение холодного пластика. Он легко скользнул внутрь, зажужжал, ожил. Странное ощущение, почти не приносящее удовольствия. Зато второй рукой девушка массировала кожу вокруг, иногда проникая внутрь за вибратором, иногда — переключаясь на мои яйца или касаясь члена. Странное дело — он даже немного болел после вчерашнего. Вернее — лёгкой болью отзывалась на прикосновения кожа и лёгкой резью — венки.


Я нащупал влагалище Фрейи и выступил с ответной программой. Постепенно она стала всё чаще переключаться на мошонку. И, как только я подходил к опасному краю, оттягивала мои яйца от члена. Когда стало понятно, что это уже не поможет, она вынула вибратор и перевернула меня на спину, проворно присосавшись к члену. Потом мы целовались, пока не вернулась из душа Лилит. Её длинные волосы облепили кожу, полностью скрывая грудь. Капельки воды искрились на смуглой коже, словно она поленилась вытереться после душа.


— С ложа не навернитесь, молодые. А вообще — гостеприимному хозяину было бы неплохо предложить девушкам мирской пищи.


Мы позавтракали. Я, как хозяин, смог наготовить только бутербродов и кофе, но сёстры и не просили большего. Это я так скоро привыкну есть в компании обнажённых людей… Говорили о каких-то глупых вещах. О том, что жара в этом году не бывалая. И о том, что дома у сестёр уже месяц как горячей воды нет. А у меня — дом старше почти в два раза, но перебоев с водой не бывает. Потом — обе дружески чмокнули меня в щеку, и пошли одеваться. Фрейа надела неприметное белое платье и серую жилетку-топ. Лилит собрала волосы в роскошный конский хвост и влезла в нетипично оранжевые узкие джинсы. Расправила и натянула смятую футболку-сеточку, совершенно бесполезную. Я не лез с расспросами. Попрощались. За руку. У Лилит оказалось неожиданно крепкое рукопожатие. У Фрейи — обычное, женское. Я остался один в пустой квартире.


Рассказ опубликован: 16 февраля 2019 г. 15:23

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Жизнь после"