NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


На следующее утро Октябрина, вспоминая произошедшие ночные события в баньке, решила, что поступила по отношению к Федьке не очень красиво. Обидно ей было терять такого перспективного ухажёра, тем более он может слушок по деревне пустить про её приключения. А после не отмоешься от грязных сплетен, да с такой репутацией жениха днём с огнём не сыщешь. Короче, надо идти на мировую. А как мириться? Некоторые дамы считают, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, но наша героиня точно знала: самый верный способ захомутать особь мужского пола — затащить в койку и показать ему там, какая она краля. В особо сложных случаях можно закрепить любовную связь качественным минетиком, тогда уж мужик точно телёнок становится. Мычит что-то нечленораздельное, глазами хлопает — продолжения хочет! Остаётся только женщине ухватить его за верёвочку и вести куда надо. А за неимением мягкой постели для таких целей и сеновал сгодится.


А чтобы в девушке была некая изюминка, Октябрина решила привести свою волосню между ног в ухоженное состояние. «Говорят, вон в городе, девки в энтом месте всё бреют и даже стрижки делают! А я чем хуже?» — думала про себя пышногрудая красавица, закрываясь в тесный душный тамбур с маленьким окном под потолком, через которое в помещение проникали редкие лучики солнечного света. В руках у неё позаимствованная у дедушки складная опасная бритва, душистый кусок туалетного мыла и алюминиевый чайник с водой. Ведь подмыться тоже надо, куда ж без этого. На полке для инструмента девичья рука нащупывает банку с кремом «Зорька». По идее им надо корове вымя протирать перед дойкой, чтобы соски не трескались. Но Октябрина нашла другое применение этому составу. Вчерась её так шатали, что раскрасневшиеся от чрезмерного натирания половые губки надо было чем-то смазать.


И вот дверь со скрипом затворилась, лязгнул засов изнутри. Теперь можно приступать к процедурам. Девушка неторопливо стянула с себя сарафан, скинула зашмыганные домашние туфельки и ступила босой ногой на деревянный дощатый пол тамбура. Октябрина никогда не была худышкой, и в этом был определённый женский шарм. Её полненький живот сполна компенсировался большими грудями. Вот наша героиня завела руки за спину, снимая сдерживающий массивные дойки бюстгальтер. Без чудных поделок советской лёгкой промышленности, называемых нижним бельём, Окся выглядела гораздо презентабельнее. Похожие на панталоны трусики в мелкий горошек с застывшими ещё вчера выделениями из девичьей киски стянуты с широкой аппетитной попки и полетели на пол вслед за лифчиком. Облачившись в костюм Евы, красавица обхватила бесстыдно развалившиеся в стороны титьки руками, массируя пальцами маленькие розовые соски, обрамлённые широкими ореолами. Наедине с собой она не чувствовала смущения, поэтому лаская груди, Окся плавно спускалась вниз по складочкам живота к заросшей густыми тёмными волосками области над «кормилицей». На стене висели ножницы для стрижки овец, они оказались как нельзя кстати. Вроде наточенные. Значит, пришла пора подровнять и её «овечку». Вскоре на дощатый пол полетели мелкие свившиеся клочки курчавых волос с девичьего лобка.


После пострижки упругая подушка между ног заметно поредела, и тут настал черёд дедушкиной складной бритвы, поблёскивающей острым лезвием. Левая рука девушки опустилась в банку с кремом «Зорька» и щедро смазала контрастирующий с полненькими загорелыми ножками бледный треугольник кожи, обычно закрытый от людских глаз широкими «парашютами» трусиков. Октябрина натруженой ладонью почувствовала, что её клитор ощутимо надулся и выпирал из-под капюшона ярко розовых половых губ. И не удержалась от соблазна…


Два пальчика стали неспешно растирать крем по губкам до промежности и обратно. Вместе со следующей порцией крема пальчики вошли в её киску. Из груди вырвался сдавленный стон. Ей было здорово наедине с собой, хотелось забыться от происходящих в жизни неурядиц, входя в себя всё глубже и глубже… Девушка мечтала почувствовать что-то большое и толстое внутри себя, напоминающее ей длинный богатырский член странника Гришки. Три пальца ускорили свой темп, и вот Октябрина перенеслась в своих воспоминаниях в прошлое лето, когда она понесла продавать молоко в соседнее село.


Их звали Рафик и Рушан, два родных брата, к тому же погодки. А какие разные! Аромат и вкус их обрезанных членов кружил её голову, будто они сейчас перед ней стояли. Длинный болт пристроившегося сзади Рафика почти доставал до дна, но скорее щекотал, чем укрывал благодатным теплом, растекающимся по телу, что случалось, когда за дело брался его старший брат. Тогда она стонала, будто её плоть разрывали на части! Вдоволь насладившись девичьей скользкой пещеркой, Рушан зашёл спереди и бесцеремонно вошёл к ней в рот.


Октябрина в этот момент инстинктивно облизнула намазанную кремом ладонь, продолжая вспоминать. Рушан напористо вставлял своего толстячка всё глубже ей в рот. Она давилась, но продолжала заглатывать. Как неопытная студентка сельхоз техникума при первом горловом минете. Слёзы текли из её голубых глаз, но благодарности вафлёрши не было предела. Не выдоив содержимое его яиц до последней капли, она бы этого мужика точно не отпустила. Первая струя спермы Рушана ударила ей прямо в глотку. Она, закашлявшись, вынула обрезанную дубинку из своего ротика в надежде отдышаться, а капли тягучей липкой жидкости стреляли на её личико. Она с закрытыми глазами чувствовала их на своих разрумянившихся щеках, а потом слизывая озорным язычком татарскую малафью со своих полненьких губ. Свёкла, заменяющая для небогатых жительниц села губную помаду, смазалась и растеклась от страстных поцелуев по её щекам и подбородку. Не успела девушка опомниться, как на её лицо полетели мощные струи семени Рафика. Он, подойдя сбоку, оказался менее аккуратным, стрельнув пару раз на волосы Октябрины. Нее, таких в снайперы не берут, разве что в пожарные! Вспомнив, как она облизывает остатки кончи с уменьшающегося в размерах тонкого члена Рафика, девушка вернулась назад в своём путешествии во времени.


«Так, что бы мне туда вставить? — подумала Окся, тонкими пальчиками оттянув в стороны раскрасневшиеся половые губы, заглядывая внутрь. — «Вот бы найти покрупнее огурец или морковку… — Но огурцов, как назло, в доме не было, только солёные, да и те в погребе, а это надо одеваться, на улицу выходить. А морковь в сенях лежит, вроде чистая. — Главное, чтобы деда в это время не вышел. Заметит он свою внученьку в таком виде, потом сраму не оберёшься. Хотя вряд ли, поди дрыхнет на печке, как обычно в это время. Да и видит он неважно, а я быстренько прошмыгну!»


С этими мыслями Октябрина со скрипом отворила дверь в тамбур, прислушиваясь к звукам из избы. Тишина, точно: спит дедуля. Девушка на цыпочках, прислушиваясь к каждому шороху, пробиралась к заветной кадушке с принесённой из погреба моркошкой. Взяв парочку подлиннее да поширьше, обнажённая красавица с длинными заплетёнными в косу волосами, быстро прошмыгнула обратно в тамбур, лязгнув затвором.


Сполоснув из чайника оранжевые корнеплоды, Оксюша взялась за первую морковку. Длинная и узкая, сплетённая воедино около ботвы и разветвляющаяся на два тонких шершавых конуса у корешка. Девушка щедро смазала слюной овощной самотык и, поласкав им свои раскрасневшиеся половые губки, начала медленно вводить его в недра своей пещерки. «Ах! — вырвалось из её груди, — как же за*бись!» Октябрина никогда не выглядела похабницей на людях, но не будем отрицать, что многим нравится пошлятина во время энтого дела. А когда занимаешься самоудовлетворением, кого тут стесняться!


Разветвлённый конец морковки, входя и выходя из девушки, приятно ласкал пропитанные смазкой упругие стенки её влагалища. Наконец, морковка полностью скрылась в недрах её глубокой пещерки, выдавая своё присутствие лишь торчащей наружу полувысохшей копной ботвы. А Оксюше хотелось чего-то большего, чтоб проняло до глубины души. В этот момент похотливый девичий взгляд остановился на втором конусообразном овоще, который был потолще и покороче.


Октябрина пододвинула к себе замусоленную деревянную табуретку, чтобы было, на что опереться. Девушка встала на четвереньки, оттопырила широкие ягодицы. А всё почему? Для первой морковки она нашла более подходящую дырочку… К тому же морковка-то уже смазанная её соками. Заведя левую руку за спину, Октябрина нащупывала кончиком моркови вход в её анальную твердыню. Хотя какая твердыня останется неприступной перед натиском бесцеремонного Рафика? Пока она губами наяривала болт его родному братцу Рушану, тот зашёл с тыла и воспользовался свободной дырочкой. Девушка, конечно, пыталась сопротивляться. Но этот шустрый татарин так быстро сумел смачно плюнуть меж её ягодиц, ювелирно приладиться к её попке и зайти в неё через чёрных ход, что Оксюша и пискнуть не успела. Да и не сподручно пищать со здоровенным хем во рту! Короче, распечатали в тот вечер последнюю её дырочку, и эта тонкая и длинная морковка напомнила нашей героине обрезанный член Рафика. «Ой, блть!» — взвизгнула Оксюша, почувствовав неприятные ощущения в заднем проходе от разветвляющего конца корнеплода.


Эх, жаль не видел никто её в этот момент! А то можно было бы на память зарисовать и написать: картина Репкина «*бали». Между ног у стоящей рачком девушки, словно хвост, торчала наружу увядшая морковная ботва. Уткнувшись своими полненькими кругляшами титек в табуретку, девушка одной рукой пыталась засунуть в свою разработанную влажную дырочку твёрдый широкий конус второй морковки. А свободной рукой Окся ещё и успевала поддрачивать между ног возбудившуюся торчащую колом красную пипку клитора.


Девушка вошла во вкус, в исступлении виртуозно орудуя одновременно обеими руками с овощами, один из которых торчал из ануса, а второй норовил выскользнуть из скользкого раздолбанного влагалища. От духоты на лице и груди её поблёскивали в полумраке проступившие капли пота. Октябрина жадно глотала своими пересохшими от частого дыхания губами спёртый воздух тамбура, стараясь не застонать громко и не разбудить спящего через стенку деда.


И тут она поняла, что ей не стоит себя сдерживать. Эта проблема от того, что третья дырочка простаивает! Значит, надо её чем-нибудь заткнуть! Толстая короткая морковка с характерным хлюпом выскользнула из раскрасневшегося дупла. Запах собственных вагинальных выделений манил девушку, и она с нетерпением стала облизывать корнеплод, откусывать от него кусочки, глотать, не прожёвывая. Неведомая дикая сущность, несомненно, в тот момент вселилась в прагматичную и серьёзную по жизни Оксюшу. А чем же занять пустующую дырочку? Опьянённый взгляд девушки упал на лежавшую на полке деревянную скалку с гладкими ручками. Вопроса: влезет или нет, у её разума не возникло. Мастурбирующая красавица стала медленно приподниматься из позы на четвереньках, чтобы оставшаяся внутри морковь случаем не выпала из заднего прохода.


Продолжение следует.


Рассказ опубликован: 5 января 2019 г. 12:37

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Вечером на сеновале. Две морковки"