Журналистика. Часть 1
5 из 5
уже прочитали: 22 человека
оставили отзыв: 0
время прочтения:  13 минут
5 из 5
уже прочитали: 22 человека
оставили отзыв:  0
время прочтения:  13 минут

NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


Из моей жизни давно исчезла вера в хорошее. Этому виной были все мои невезения в жизни, касающиеся работы. Моё место в газете «Местные вести» под рубрикой «Интересные факты» давно пытаются вытеснить и заменить более требовательными читателями всячины. Андрей Анатольевич, мой начальник и главный редактор газеты, не располагал ко мне особыми чувствами, и считал, что пишу я не достаточно толково и увлекательно.


Сама же я убеждала его в обратном, не желая признавать свои промахи. Моё рвение вступить в штат печатного издательства терпело провалы, Андрей Анатольевич не желал ставить меня на полный оклад и держал девочкой на побегушках по поиску мелкого материала для заполнения пробелов в газетных строках. Естественно, я была этим недовольна и просила для себя серьёзные статьи. Единственной поддержкой и опорой для меня был мой парень Митя, с которым мы знакомы с журналистского университета. Вместе закончили его с отличием, правда встречаться начали только после окончания обучения. Только после учёбы я смогла разглядеть в нём парня, ведь раньше моя голова помещала в себя лишь лекционную информацию. Митя давно питал ко мне чувства симпатии, но не решался озвучивать их меня, а стал встречаться с легкомысленной девицей. Не удивительно, но сразу после окончания университета она его бросила ради самца с параллельной группы.


Митя тяжело переживал их разрыв, а мой дружеский долг гласил о том, что я должна поддержать друга. Так и закрутился наш роман. Питаю ли я к нему любовные чувства? Не знаю… Может да, может и нет. Но он хороший и надёжный парень, и мне с ним комфортно. Ещё с общаги при институте я не возвращалась домой на постоянное проживание, всем хотела доказать, что я самостоятельная и независимая. Нам с Митей сразу после выпуска из университета пришлось снять комнату в коммуналке, чтобы жить вместе и искать работу по профессии. На данный момент, в отличии от меня, он успешно устроился. Его успехи настигали в журнале про автомобили, где он подбирал статьи и фотографии к ним. Его заработка едва хватало на нас двоих, ведь от меня толку было мало. Вот вам и моя независимость и моя самостоятельность. Эх… А ведь не к такому я стремилась.


Словно чёрная полоса. А идти чёрт знает куда я не хотела и желала применять свои способности, которые ещё плохо развиты, в более популярной газете. Да замахнулась… Да не рассчитала свои силы… Но я небезнадёжна, как я считала. Но Андрей Анатольевич всегда старался осыпать меня критикой и грозить сносом моих статей. Но он сам посылает меня на ничего не стоящие материалы, на интервью к тем, кто никому неизвестен и неинтересен. Мне нужно было что-то предпринять самой. У Мити намечался хороший материал с показа машин на открытии нового автомобильного салона. Я настоятельно напросилась пойти с ним, якобы в качестве простого посетителя. Мите эта идея показалась не очень, так как весь материал должен принадлежат ему.


Я обещала не конкурировать с ним и не использовать своё посещение в рабочих целях. Но всего ему знать не обязательно. Я, как прирождённый журналист, никуда не хожу без диктофона.


Сама же оделась по простому, не официально. И какой показ машин без полуголых девиц, извивающихся около каждой машины. Митя делал свои снимки и общался с владельцами салона, а я гуляла по помещению салона и вслушивалась в разговоры людей, чтобы раздобыть хоть какую-то нужную мне информацию для газеты. Рассказы на cэфан точка ру. Тихонько вставала рядом с кем-то и писала разговор по теме показа и машин.


Потом я перевела своё внимание на почти голых девиц у новеньких дорогих авто. Некоторые из них уходили вслед за похотливыми богатыми мужиками в дорогих костюмах, которые пришли не столько поглазеть на авто, сколько на этих самых девиц. И не нужно было ломать голову, чтобы понять для чего они уединяются. И я смекнула, что это был бы интересный материал для читателей. Я тихо последовала за ними и остановилась у двери, по ту сторону которой была бесстыдная парочка. Я подслушивала их разговор и утехи, которыми они тешились в подсобке.


— Вы кого-то ищите? — послышался мужской голос за моей спиной, отчего я резко отпрыгнула от двери и жутко испугалась.


— Ааа… Нет, нет, простите. Просто я искала…


— Туалет? — продолжил он за меня.


Я была в растерянности и смущение.


— Да, именно его.


— Он находится рядом, вот нужная вам дверь — указал на дверь правее.


Я поблагодарила парня и хотела уйти, но тот задержал меня за руку, в которой я прятала за спиной диктофон.


— Это зачем? — подозрительно спросил он.


— Что? А это… Это так просто…


— Кто вы? Журналист?


— Я похожа на журналистку?


— Судя по вашему платью в цветочек, то нет, но всё бывает. Так вы журналист?


— Пф… Нет, что вы! Это не моё. Мой парень сегодня здесь в качестве журналиста, а я с ним. Вон он стоит рядом с мужчиной в синем костюме. Это его диктофон.


Парень всматривался в мои глаза, которые я отводила при разговоре, и пытался поймать на вранье. Я закончила отбрехиваться и посмотрела в его глаза. Вот это глаза… Вот это взгляд. Боюсь, теперь они будут всегда стоять у меня в сознании. Я не могла отвести своего взгляда от его красивых тёмных глаз. А его голос заставлял вслушиваться в каждую букву, выпущенную им из его красивых губ, обрамлённых лёгкой щетиной.


— Вы всё-таки будьте здесь повнимательнее, а то вас могут и выгнать. И я очень надеюсь, что Вы не журналист. Терпеть их не могу, везде вставят свою лепту, где и как не надо. Простите, не в обиду вашему парню.


— Простите… А кто вы?


— Не важно.


Его тело стало разворачивать, а глаза всё не отпускали меня. Он скрылся в толпе, а я настоятельно искала его глазами. Да, это он. Я прокралась поближе и встала рядом со столиком с цветами. Какая-то женщина обсуждала с ним какие-то дела. Я включила диктофон и писала всё, о чём они говорили. Из всего я узнала, что этот парень по имени Артём являлся гонщиком на местных и областных раллийных заездах. Причём довольно популярным и известным. Весь разговор с этой женщиной я записала чётко и содержательно. Я сообщила Мите об уходе и покинула салон.


Этим же вечером я засела в кафе и напечатала содержательную и конфузную статью о времяпровождении на выставке авто. Андрей Анатольевич не вдался в чтение моей статьи, предположив, что её содержанием снова окажется очередной чушью про повседневную жизнь неизвестных людей и их никому неинтересную жизнь. Я воспользовалась случаем и отдала от души интригующую статейку редакторам для её напечатания в мой раздел в газете под моим именем. Я подозревала чем это кончится, но мне было всё равно. Начальство просило сенсации — оно его получило. И будь что будет.


Утро началось не с кофе. Митя кинул передо мной на кухонный стол свежий выпуск газеты.


— О чём ты только думала про такое писать?! Ты понимаешь, что теперь останешься без работы? Ты же обещала мне, что не будешь там со мной по работе!


— Может ты сбавишь обороты и перестанешь кричать на меня? Я знала на что иду! Это моё дело.


— Значит так ты теперь? Таким образом ты только зарываешь себя в яму ещё глубже, а не поднимаешься наружу.


— Мне не нужны твои нравоучения! — крикнула я и ушла, хлопнув дверью.


Весь день я бродила по улице, а мой телефон разрывался от звонков начальника. К вечеру я прочла электронные сообщения, где он кричал в трубку всё, что обо мне думает — «Ты — маленькая дрянь!» И ничего я не маленькая, мне уже 25, хоть и дрянь, по видимому. Следующее сообщение было так же не лестно — «Я сделаю так, что тебя ни в одно издательство не возьмут! Ты ещё попляшешь!» Ага, уже пляшу.


Как ни странно, но меня не пугали его угрозы, ведь меня и так никуда не берут, хотя я не везде прошусь. Если припрёт, то пойду и в менее требовательное издание. Я убрала телефон подальше в сумку и побрела в сторону дома, хотя не очень-то и хотелось видеть и слышать Митьку, который лезет далеко не в своё личное дело. А разве я и что со мной связано не его личное дело? Ну да, его. Но мне хотелось иначе. Моя привязанность к нему была скорее материальна, нежели духовна, хотя я нуждалась в нём, как в друге. Его присутствие всегда ободряло меня и придавало сил, но сейчас мне хотелось прокладывать свой путь к своей цели, касающийся работы. Устала быть второсортным писакой, мне нужно большего!


На моём телефоне накопилось уже порядка десяти сообщений от начальника. Ничего нового в них о себе я не узнала. Но позвонил давний друг с универа, который стал успешным блогером, и сделал мой день. Вова сообщил, что по интернету после прочитанного с газеты разнеслась в репостах моя сенсационная статья «Девушки лёгкого поведения или как быстро заработать на новенький автомобиль». Я долго слушала смех Вовы в трубке и его восторг мною.


— Ну ты даёшь, подруга. Как тебя угораздило выпустить такую юморную статью? Тебя не убил начальник за это?


— У него ещё не было такой возможности. Но, как только попадусь ему на глаза, то он предпримет попытку убийства.


— Но у твоей статьи растёт популярность.


Мы с Вовой от души посмеялись и попрощались до связи. Последние сообщения от Андрея Анатольевича заставили меня понервничать. Он настоятельно просил встретиться с каким-то мужчиной по поводу статьи. Вот вляпалась же, дура. Заварила кашу — пойду её и расхлёбывать. Название кафе, которое мне назвал начальник для встречи с тайным «воздыхателем» моего творчества, было мне знакомым. Я нерешительно перешагнула порог и осмотрелась по сторонам. В дальнем углу за столиком сидел мужчина и махнул мне рукой. Его лица я не видела, оно было закрыто газетой, нашей газетой. Я медленно подошла и села напротив его. Тот убрал газету от лица, и я была ошарашена. Это был он… Предмет моего временного помешательства на выставке. Артём, гонщик без тормозов, который не любит таких, как я.


— Так значит Вы всё-таки журналист — сверлил меня взглядом он.


— Да.


— Вы сами хоть читали статью?


— Ну, конечно. Я же её писала. А в чём дело?


— Эта статья меня мало волнует… Точнее, вообще не волнует.


— Тогда что Вы от меня хотите?


— Меня волнует другая статья.


— Не понимаю.


— Та, которая ещё не вышла. Вы же не просто так следили за мной в салоне. И этот ваш диктофон, будь он не ладен.


— Простите, но я всё равно не понимаю.


— Удалите запись.


— Но у меня нет никакой вашей записи.


— Вы держите меня за дурака. Я заметил тогда ваши действия. Я требую удалить запись! — пригрозил он.


Я неохотно достала диктофон и нерешительно нажимала на кнопки. Потом огорчённо подняла глаза на недовольного парня. Тот удовлетворительно улыбнулся и настоятельно просил больше так не делать. Я смотрела на него и по непонятным причинам не могла оторвать от его лица глаз. Лицо у него было красивым с ярко выраженным чертами.


— Теперь извините меня. Возможно я отнял у Вас время.


— Нет, нет. Я всё равно ничем не была занята.


— Тогда составите мне компанию? Я хотел выпить чашку чая с вкуснейших пирогом. Я часто бываю здесь.


И тут я вспомнила, что в моём кошельке пусто, ведь никакие гонорары за мою скандальную статью никто не дал, да и не светит.


— Я не голодна. Спасибо.


Но он будто меня не слышал и сделал заказ официанту.


— Расскажите о себе, Ольга.


— Откуда…


— Откуда я знаю ваше имя? Птичка напела. И, случайно, под статьёй не Ваше имя?


— Хм… Точно.


— И всё же Вы не умеете писать.


Я встала со стола, чтобы уйти, но подошёл официант с заказом.


— Не вежливо уходить из-за стола, когда Вас угощают — бронизывал меня взглядом гонщик.


Я помешкала и села обратно, опустив глаза. Тот был серьёзен и непоколебим. Две кружки он наполнил чаем, а блюдца по куску клубничного плетёного пирога.


— Вы любите клубнику, Ольга?


Я посмотрела на стол и кивнула головой. Всё было свежим, ароматным и безумно вкусным.


— Так Вы расскажете о себе?


— Что именно Вы хотите узнать?


— Всё. Кто Вы? Откуда? Чем занимаетесь?


— Я приезжая из глубинки области, провинциалка. Поступила на журналиста, закончила, да так тут и осталась. Хочу дальше заниматься своей деятельностью.


— Вам действительно это нравится?


— Да, это моё. Если Вы про эту статью, то это был вызов моему начальнику. Он всё время обвиняет меня в неумении подбирать материал, хотя сам посылает меня за ничего нестоящими интервью. В данном случае я взяла инициативу в свои руки… Рискнула. Он хотел чего-то бурного… Вот.


— И Вы решили действовать более решительно. Но эта статья довольно смелая, она изрядно меня повеселила.


— Спасибо. Я хотела спросить… Хотя нет, не стоит. Я забыла.


— Что именно? Хотели попросить моё интервью?


Я промолчала и смотрела в его глаза жалобным взглядом, будто вымаливала согласие. Тот покачал головой и отказал. Я томно вздохнула и огорчилась.


— Вы хотели бы знать почему я сказал, что Вы не умеете писать?


— Да, поясните.


— В вашем письме не чувствуется Вашего присутствия при событии. Будто Вас там и не было, а просто передаёте суть с чужих слов. Читателям будет интересно понимать Ваши эмоции и впечатления. И тут не на что было обижаться, просто примите к сведению. Ну а мне пора. Спасибо за компанию.


Он положил оплату на стол и стал уходить. Я молчала и была в ступоре под впечатлением о нём. Его слова так гипнотически действовали на меня. Я проводила его взглядом из окна. Митя был недоволен моим долгим отсутствием дома, но я анализировала свою сегодняшнюю встречу. Я вбила себе в голову идею о том, что интервью с ним должно быть моим. Но как его заработать, если он так категоричен?


Андрей Анатольевич сменил гнев на милость, узнав, что моя статья набрала популярность и разлетелась по всему интернету. Он попросил меня о встрече. Чтобы взять меня в свой штат на полный оклад я должна была написать редкую и интересную статью. И я решила, что интервью с гонщиком, который никогда никого не подпускает к себе, была бы как раз кстати. Я должна заполучить информацию с него любой ценой и стала искать встречи с ним. Узнала из своих знакомых источников, что через неделю состоится гонка за городом на большом автодроме с его участием. Сидя во втором ряду, я узнала его в костюме гонщика по его глазам.


Он стоял возле своей бмв пятой серии затюниной и облегчённой для гонок, и разговаривал с мужчиной — ведущим. Как он был прекрасен в действии, а его автомобиль шёл впереди всех и одержал победу. Я от радости вскочила с места, как и многие другие, и кричала «Ура». Мой гонщик… Стоп! С каких пор я зову его своим? Что-то меня не туда понесло. Ну да ладно… Он вышел из машины, снял шлем, поднял руки вверх и смотрел на своих болельщиков. Его взгляд остановился на мне, и он поспешно сел обратно в машину и отъехал на стоянку. Я поспешила к нему и застала под машиной, лежащим на земле.


— Простите. Мы можем поговорить?


— Это Вы. Я не даю интервью — сказал он, не вылазия из под авто.


— Я не об этом.


— Чего Вы тогда от меня хотите, Ольга? — он выполз из под машины и встал рядом со мной.


Я незаметно включила диктофон у себя в кармане и писала наш разговор.


— Я хотела поздравить с победой.


— Спасибо! Всё?


— Эээ… Как Вы готовились к гонке? Мне интересно знать Ваши эмоции, потому что я сейчас испытала их бурю.


— Так, стоп! — он рассмеялся — Снова эти игры. Немедленно остановите запись! — его голос был суровый и настойчивый.


— Но у меня нет диктофона.


Тот стоял и смотрел на меня грозным взглядом, сложив руки на груди. Я вздохнула и достала из кармана диктофон, а тот быстро выхватил его у меня из рук и стал уходить. Я бежала за ним и просила вернуть его мне.


— Вы не отстанете от меня, правда?


— Простите, но что плохого в том, что я хочу взять у вас интервью?


— Мы уже выяснили, что писать Вы толком не научились. Я не хочу, чтобы первая статья про меня была комом. Понимаете? Раз Вы собрались меня теперь преследовать, то я соглашусь на интервью.


— Я обещаю, что не испорчу материал.


— Той статьёй с салона Вы меня порадовали. Сделайте это снова, и Вы получите моё интервью.


— Но чем мне Вас поразить?


— Поразить? Хм… Я подумаю.


И он снова ушёл. Ушёл и ничего не договорил. Я опять пришла домой ни с чем. Митька снова полоскал мне мозг нравоучениями. Понимаю, он беспокоится за меня и хочет как лучше, но я отдалялась от него с каждым днём всё больше. Эх… Митя… Как мы живём вместе? Я до сих пор не понимала для чего сошлась с ним. Из жалости после предательства? От дружеского долга, который обязательно должен перерасти в любовь? Но где она, эта любовь? Её не было и нет.


Иногда я писала в газету всё те же скучные статьи, чтобы заполнить пробелы в газете. Андрей Анатольевич терпеливо ждал мою культовую статью, но я обещала всё уладить. В любом случае совсем убирать он меня не собирался, если не выкину что-то из ряда вон выходящее.


Странное затишье, наверное, перед бурей. Ну он же должен был когда-то напомнить о себе. Спустя неделю он позвонил, найдя мой номер, и сообщил, чтобы я была готова через час и пришла к тому кафе, в котором сидели с ним тогда. Он сидел на том же месте и сделал тот же заказ.


— Вы готовы?


— К чему?


— К игре. Вы же любите играть — он засмеялся.


— Конкретнее — более серьёзно спросила я, обидевшись на его смех.


— Состоится гонка, на которую я приглашён. Вы должны там быть.


— Конечно, я приду. Я буду болеть за Вас.


— Нет, нет… Вы не поняли меня, Ольга. Болеть не придётся. Вы так же участвуете в гонке.


— Но… Эээ… Я… — не могла подобрать я слов.


— Успокойтесь. Вы будете всего лишь штурманом. Гонка на двоих.


— Что?! Но я боюсь скорость.


— Тогда увы… Ничем не могу Вам помочь.


— Но какое это имеет отношение к статье про Вас?


— Самое прямое. Вы поможете мне с гонкой. Сами поучавствуете, наберётесь эмоций и сопереживаний. Тогда Вы точно сможете написать хорошую статью.


— Вы меня в могилу загоните. Какой от меня толк, если я боюсь скорость?


— Вы настойчивая девушка. Уверен, Вы справитесь. А сейчас пообедаем.


Мы пили чай молча и смотрели друг на друга. Его глаза искрились и блестели, я не могла оторвать глаз от его лица. Как он красив, статен и серьёзен. Мой телефон стал издавать звук входящего звонка, и я отключила звук.


— Это ваш парень звонит? Ответьте.


— Я ему позже перезвоню.


— Как у Вас с ним дела?


— К чему этот вопрос?


— Просто интересно.


Потом мне позвонил начальник и попросил приехать в редакцию, чтобы рассчитать меня гонораром за статью. Деньги мне не помешают, но я хотела побыть с ним подольше. В любом случае этого не произошло. Он заплатил за наш обед, попрощался со мной и ушёл. Заработанные деньги я принесла поздно вечером домой в общий «котёл» и указала Мите на то, что ещё на многое способна.


— Я не сомневаюсь, что ты можешь ещё что-то выкинуть. Но учти, что расхлёбывать твои проблемы и мне тоже.


Я легла спать под отдельным одеялом, как происходило в последнее время.


С гонщиком мы встретились у входа на гоночный стадион, и он сопроводил меня в гараж. Он что-то доделывал и налаживал в своём авто, а я стояла в стороне и жутко нервничала.


— Всё будет хорошо.


— Я не уверена…


— Артём. Можно просто Артём.


— Да, хорошо.


— Учитывая, что мы теперь сотрудничаем, то можно перейти на «ты». Согласна?


— Да, я не против. Но я не могу понять… Что мне нужно делать?


— Тебе всё пояснят.


В наш гараж зашёл парень, видимо один из организаторов гонок, и дал мне карту маршрута. Он быстро пояснил мне правила и дал нам на подпись договоры и соглашения. На меня тоже подобрали комбинезон и выдали наушники для связи с моим гонщиком. В данном случае упомянуть, что гонщик мой, было уместны, ведь мы были командой. Артём усадил меня в машину, и мы подъехали к стартовой полосе. Он был, как всегда, серьёзен и непоколебим. Его глаза были наполнены уверенностью и решимостью. Дальше было всё на бешеной скорости. Я старалась не смотреть в окно, а только называла Артёму повороты и их градус.


— Осталось проехать по прямой 150 метров — кричала ему в микрофон я.


— Тогда поднажмём!


Машина помчалась, как сумасшедшая. Я от страха закрыла глаза руками и вжалась в кресло полулёжа. Я даже не поняла, что мы остановились. Артём стал теребить меня.


— Оля, мы приехали. Ты как?


— Я не знаю. Наконец всё закончилось.


Я слышала крики и свисты болельщиков, а кто-то сильно раскачивал нашу машину. Артём вышел из машины, и я последовала за ним. Все от чего-то радовались и обнимал Артёма. Тот подошёл ко мне и стал осматривать моё бледное от страха лицо.


— Ты правда в порядке?


— Так как всё закончилось?


— Мы с тобой выиграли!


Я завизжала от радости и бросилась к нему на шею. Артём похлопал меня по спине и снял с себя держа дистанцию.


— Это и твоя победа. Наслаждайся.


— Теперь я понимаю каково это. Сколько в тебе хладнокровия, храбрости и решимости, чтобы заниматься этим делом. Ты просто герой!


Артём улыбнулся мне и прожёг одним из своих пронизывающим взглядом тёмных глаз и скрылся в толпе. Кто-то подходил и поздравлял меня, а я была в таком ступоре, что еле соображала. Позже он вытянул меня за руку из толпы и повёз на своём победном авто домой. Он стал снова серьёзным и неразговорчивым. Я не могла никак привыкнуть к резкой перемене его настроения, не могла понять что в его голове.


— Вот ты и дома. Тебя ждёт твой парень.


— Да, мне пора. Но как же интервью?


— Ты можешь писать статью и без моего интервью.


— Но я о тебе ничего не знаю.


— И это совсем не плохо. Просто напиши то, о чём успела узнать.


— Но…


— Мне пора. Только очень тебя попрошу. Не печатай статью, пока не согласуешь её со мной.


Он даёт мне повод снова увидеть его. Я непременно этим воспользуюсь. Я вошла в нашу квартиру и попала под расспросы. Митю интересовало моё отсутствие и времяпровождение. Я сказала, что была на гонках по работе и брала материал для печатания.


Рассказ опубликован: 27 июня 2019 г. 16:16

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Журналистика. Часть 1"