LATENTIS
Анал, Автобус, Армия, Анус, Бабушка, Баня, Брат, Блядь, Боль, Офис, В попку, В ротик, Влагалище, В машине, Воспоминания, В возрасте, Ванна, Видео, В жопу, В лесу, В школе, В классе, В сперме, Вечер, В туалете, Встреча, В деревне, В лифте, В гости, Взрослые, Во сне, Вода, В трусах, В кабинете, В магазине, В постели, В дороге, Военные, Вика, Война, в пизду, Грудь, Голая, Губки, Гости, Глаза, Дядя, Директор, Девочки, Деньги, Девушка, Дом, Долги, Ебля, Екатерина, Жена, Желание, Женщина, Жизнь, Жирная, Зеркало, Заставили, Замужняя, Интернет, Клизма, Клитор, Красивые, Камера, Коллега, Кухня, Квартира, Кровать, Лесбиянки, Лизать, Любовь, Лобок, Лифчик, Молодые, Медсестра, Мама, Муж, Моча, Молоко, Мужик, Неожиданно, Ножки, Ноги, На работе, Нежный, Отец, Окончание, Обучение, Опытная, Писсинг, Поцелуй, Приставание, Папа, Помогла, Преподаватель, Профессор, Пальчики, Подъезд, Похотливые, Раком, Раздевание, Ремень, Развод, Рот, Ремонт, Родители, Разговор, Трусы, Таня, Узкая, Фантазии, Худая, Члены, Шантаж, Школа, Шалава, Шеф, Щелка, Экзамен, Юбка, Яйца, Ягодицы, Язычок, Сперма, Сиськи, Спящая, Семья, Сон, Сестра, Секретарша, Сучка, Спор, Сын, Силой

Проститутки Киев

5 из 5
уже прочитали: 127 человек
оставили отзыв: 0
время прочтения:  43 минуты
5 из 5
уже прочитали: 127 человек
оставили отзыв:  0
время прочтения:  43 минуты

NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


«Бессознательное не знает слова «нет». Бессознательное не может ничего другого, как только желать»

З. Фрейд


Эпизод первый. Сестра


— Я слышала эту историю!


Она резко затормозила, свернув на обочину трассы.


Митя, качнувшись вперёд и откинувшись назад, отстегнул ремень и взглянул на Оксану Дмитриевну — От кого?


— Брат рассказывал


Митя молчал.


— Он намного старше меня, на девятнадцать лет.


— И про кого он рассказывал?


— Про дядьку. Дядю Петю.


Митя снова взглянул на Оксану Дмитриевну — Мой тоже Петя… дядя Петя — он помолчал, вспоминая, как рассказывал дядька, улыбнулся и добавил — Он, конечно, смешнее рассказывал — вздохнул и нахмурился.


— Мой дядя умер, когда мне было шесть лет. Я его и не видела ни разу. Да я и узнала то про него от Ромки, когда он мне рассказал эту историю.


Митя резко повернулся к ней — А давно умер дядя? Ну, я могу конечно посчитать… вы моложе меня лет на двадцать пять… — и замолчал


Оксана усмехнулась — Какой вы… галантный, Дмитрий Юрьевич. Мне двадцать семь, и вы старше меня на тридцать лет… хм, неужели я так постарела?


Митя не нашёлся, что ответить, и замер в замешательстве


Она выжидательно на него смотрела — Вы хотели о чём-то спросить, Дмитрий Юрьевич?


— Пасечник, фамилия по мужу, а девичья?


— Орлова


Митя расслабился и облегчённо вздохнул


— Это мамина фамилия, а папина — Швецов


Митя дёрнулся и открыл дверь. Ему стало жарко. Он тут же захлопнул дверь — Извините, Оксана… — он всматривался в лицо женщины — Оксана Дмитриевна, а отчество вашего отца?


— Дмитрий Иванович Швецов. Он ушёл от нас, то есть от мамы и Ромки, я родилась уже без него, и виделась с ним всего лишь три раза. Но, деньги на бизнес, он мне дал. Фирма создана на его деньги и деньги мужа. В равных долях.


— А зачем вам это, Дмитрий Юрьевич?


«Я ведь не просил тебя всё это мне рассказывать. Я только спросил девичью фамилию» — Митя вышел из задумчивости и снова пристально взглянул в лицо женщины — У меня есть дядя, двоюродный брат моего отца, Дмитрий Иванович Швецов и у него есть сын, мой троюродный брат, Ромка.


Мите снова стало жарко, и он открыл дверь, ощущая, до мурашек по затылку, её взгляд.


— Это совпадение — он попытался улыбнуться — такое бывает


Её маленькая грудь приподнималась от дыхания, её ротик приоткрылся, её серые глаза потемнели — Так ты… вы, мой троюродный брат?!


— Это совпадение — Митя пытался улыбнуться, но губы предательски подрагивали — такое быв…


— Такого совпадения, и с такой историей, не бывает! — она глубоко вздохнула и тоже открыла дверь и, с долей обречённости в голосе, закончила — Ты, мой брат!


Оксана взяла сигарету, вышла из салона и закурила.


Митя тоже вышел и переминался с ноги на ногу: ссать он захотел уже с полчаса назад, но стеснялся попросить остановиться, надеясь, что она сама захочет.


— Да вы сходите! — она смотрела на него с улыбкой, зажав в пальчиках сигарету, источающую струйку дыма — А… — она затянулась и, выпуская дымок через слегка выпяченные губки, договорила — … а потом я.


До лесополосы сотни две метров и Митя, спустившись по откосу вниз, обернулся и, не видя её, поссал. Сразу стало легко и он взбежал на трассу.


Она, плюща каблучком окурок, сказала — Я не буду спускаться, из-за машины всё равно не видно. Вы, только, отвернитесь и отойдите.


Митя стоял, стараясь не вслушиваться в то, что происходило за спиной, но получалось наоборот. Как назло, по трассе ни одной машины, и он отчётливо слышал шум изливающейся мочи, и ему пришлось впиться, до боли, пальцами в кожу ладоней, чтобы сдержаться и не обернуться!


Хлопнула дверца.


Митя развернулся.


Она даже не отошла в сторону: прямо перед раскрытой дверью пенилась и впитывалась в сухую почву желтоватая лужица и ему пришлось широко расставить ноги, чтобы не наступить в неё.




Две недели назад ему позвонила на сотовый женщина и предложила работу в консалтинговой фирме. Митя, проработавший в фирме, торгующей бензоколонками, три месяца и уволившийся, искал работу и согласился съездить на собеседование.


«Консалтинговый» ему ни о чём не говорило, но Оксана сказала, что в фирме есть для него работа по специальности.


Митя был инженером-механиком.


Фирма была в высотке, в центре города; офис на первом этаже.


Офис оказался просторным, к тому же в нём почти никого и не было: молоденькая, лет двадцати, девушка и мужчина, в тёмно-синем костюме, при галстуке, с окладистой чёрной бородой, росту и возраста, примерно одинаковых с Митей, разговаривающий с кем-то по телефону — Митя прислушался — на английском.


Таня, так звали девушку, поздоровалась и, уточнив, что он пришёл на собеседование, сказала — Вы подождите немного, Оксана Дмитриевна сейчас должна подойти. Можете сесть там — она кивнула головой в сторону стола в углу, у окна.


— Здравствуйте, вы Дмитрий Юрьевич?


Митя встал и пожал руку улыбающемуся бородачу


— Артём Алексеевич — бородач крепко сжал ладонь и Митя, с запозданием, тоже хотел жимануть, но ладонь бородача, широкая, как лопата и жёсткая, как бревно, не поддалась.


— Оксана Дмитриевна задержалась у клиента и будет минут… — он взглянул на часы — минут через десять, двенадцать и попросила меня рассказать о нашей фирме


— Да вы садитесь — он придвинул стул от сдвинутых столов посреди офиса и тоже сел — а о работе, расскажет сама.


— Вот — он расстегнул барсетку и подал Мите визитку — почта и телефон.


Митя повертел визитку, прочёл: Артём Алексеевич Ремизов, профессор НИСИ, д. т. н., директор ООО «СОNSULТING» и сунул в кармашек футболки.


«Сколько ж у них директоров?» — звонившая и пригласившая на собеседование женщина, тоже была директором.


— Оксана Дмитриевна, генеральный директор — бородач улыбался, будто счёл его мысленный вопрос с экрана монитора — Я хочу пояснить, чем именно занимается наша фирма. Консалтинг, в дословном переводе — это консультирование. Консультирование в различных сферах предпринимательства, производства и обучения. Мы оказываем консалтинговые услуги в сфере IТ и обучающий консалтинг. Но, только консалтингом, деятельность фирмы не ограничивается: мы, также, продаём программные продукты фирмы Аutоdеsk, лицензионные — выделил он — и осуществляем полный спектр услуг по поставке, внедрению и техническому сопровождению программного обеспечения.


— Здравствуйте!


Он слышал за спиной приближающееся шарканье каблучков, но не оборачивался, слушая бородача.


Высокая, на голову выше Мити, молодая женщина с длинными русыми волосами, ниспадающими на плечи, вся, словно точёная, в короткой, выше колен юбочке, с улыбкой обходила стол.


Митя встал вслед за бородачём.


— Нет, нет, вы садитесь… я сейчас — она положила сумочку на подоконник и, сев за стол и отъехав в кресле к стене, переобулась.


— Извините, Дмитрий Юрьевич — она встала и подошла к бородачу — Артём Алексеевич, я уговорила генерального, он согласен встретиться и обсудить условия. Возьмёте Костю и завтра в 10:30 на проходной вас будут ждать. Паспорта не забудьте, вам оформят разовые пропуска. Сразу оговорите возможность выписки постоянных пропусков.


Бородач улыбался, протягивая руку. Митя встал, пожал руку, и бородач ушёл.


— Ещё раз извините, Дмитрий Юрьевич, мне надо туда — и она, обойдя сдвинутые столы, открыла дверь в помещение за стеной, зашла и закрылась на защёлку.


«Туалет?» — удивился Митя, садясь на стул и оглядел офис, прислушиваясь. Но из туалета не доносилось никаких звуков.


Она вышла и, обходя столы, остановилась и что-то вполголоса сказала девушке.


Митя, сидевший спиной к окну, и обводивший взглядом офис, задержался на Оксане: она стояла, широко расставив свои длинные и тонкие, как ходули, ноги.


Шевельнулось похотливое — «От головы!» — и Митя отвёл взгляд.


Она села в кресло — Артём Алексеевич рассказал вам о нашей фирме?


— Да, но я ничем подобным не занимался.


Она кивнула — Я знаю. Вот тут у вас, — она вела пальчиком по листу бумаги — я распечатала ваше резюме, у вас написано, что вы работали на заводе — она задержала пальчик — Это завод?


Митя придвинулся: «едва уловимый, отдающий горечью дыма, аромат, тонкое золотое кольцо на безымянном пальце, тёмно-серые, внимательные глаза, глубокое декольте блузки, маленькая, неразвитая грудь, бретелька лифчика на левом плече… «— Да


— В какой программе вы работали?


— На заводе я начинал с КОМПАСА, а потом освоил и работал в SОLIDЕ


— А здесь — она сдвинула пальчик ниже, к подчёркнутой чёрным, строчке — здесь вы пишете, что можете работать в Invеntоrе


— Я работаю в Инвенторе уже второй год


— А где вы обучались работе в этой программе?


— Сам освоил — Митя выпрямился


— Ещё у вас написано, что вы пишете стихи — Оксана подняла на него глаза


Странно, в кресле она была такой миниатюрной и смотрела на него снизу.


Позже, уже работая в фирме, он понял почему: у Оксаны были несоразмерно длинные ноги, а попа, казалось, сразу переходила в голову.


— Я читала ваши стихи. Мне очень понравилось…


И опять шевельнулось похотливое — «Угол падения тоже читала?»


— У меня молодой коллектив, средний возраст тридцать лет. Самый старший Артём Алексеевич, он младше вас на два года. Все очень хорошие спецы в своих программах, но ни один из них не имеет опыта работы на производстве.


Становилось понятно к чему она ведёт.


— А у вас производственный стаж почти тридцать лет, и вы талантливый писатель, то есть, можете излагать свои мысли сжато и лаконично.


«Талантливый писатель» — было явной лестью.


— Я предлагаю вам попробовать себя в качестве специалиста по программному продукту Invеntоr Рrоfеssiоnаl.


— И что я должен буду делать?


— Вы составите обучающий курс по этой программе, Сергей вам поможет, и будете вести обучение в группах, набранных с предприятий. Вы сдадите сертификационный экзамен — виртуальный — в компании Аutоdеsk и получите сертификат, дающий вам право вести обучающий курс Инвентор Проф.


Она смотрела на него.


Митя поёрзал на стуле: надо было задавать главный вопрос, но он медлил.


— А да, по зарплате; вы указали в резюме тридцать четыре тысячи. У вас будет зарплата тридцать четыре тысячи.


«Блядь, надо было больше запросить!» — а вслух, вставая со стула, сказал — Но мне можно подумать?


Оксана тоже встала и улыбнулась — Конечно, но я буду огорчена, если вы откажетесь.


Уже «до… «сорвалось с его губ, когда она задала ещё один вопрос


— А рассказы вы пишете?


— Да


— Я бы хотела почитать, но у вас в резюме нет ссылки. Вы сбросите мне ссылку? — она выдвинула ящик стола и подала ему визитку.


Митя смотрел в визитку: там было три адреса электронной почты


— Можно на любой


— Я могу сбросить сборник рассказов, он готовился для печати


— Я буду вам очень благодарна! — Оксана вышла из-за стола и шагнула к нему — А ещё у меня есть тайное желание — она говорила пониженным голосом — я бы хотела оказаться героиней одного из ваших рассказов…


Митя смутился, не зная, что ответить


— Только вы никому не говорите об этом — она коснулась своими холодными пальчиками его плеча — Жду сборник и вашего звонка.




— Ну рассказывай! Зря съездил? — Таня стояла в прихожей, видимо была на балконе и увидела его.


— Да нет! — Митя разулся и прошёл в комнату.


— Ну рассказывай, рассказывай! Где фирма? Как называется? Какая зарплата? Задержка есть или нет? Ну!


— Тань — Митя спустил брюки — пойдём чай пить, я и расскажу.


— Иди руки мой и ставь чай — она пошла следом за ним.


— Фирма в центре, доехал за пятнадцать минут, без пересадки. Называется консалтинг…


— А чё это такое?


— Что-то вроде торговли


Мите не хотелось давать пространное толкование термина. Таня не любила, когда он говорил много словов. Она почему-то считала, что любое, незнакомое ей слово, Митя, во-первых — должен знать, а во-вторых — объяснить ей смысл его, используя не больше двух других и не требующих дополнительных разъяснений, слов. Стоило ему выйти за пределы лимита, Таня отмахивалась — Ой, ну ладно, хватит! Ты совсем разучился говорить.


— А чем торговать?


— Программой


— Ты будешь продавать программу?


Так у них складывался диалог и Мите было удобно: Таня, почти всё, объясняла сама, а ему оставалось только поддакивать и вставлять реплики, задавая направление.


— Нет, я буду обучать работе в этой программе


— Но у тебя нет опыта


— Зачем мне опыт? Я знаю программу и этого достаточно


— Ты меня уже второй год не можешь научить пользоваться компьютером!


Митя молча хлебал чай. Разговор вышел из-под его контроля и становился неуправляемым.


— Про зарплату спросил?


— Угу — Митя отхлебнул чай


— Ну говори, чё тянешь? Сколько!


— Тридцать четыре — Митя расправил плечи


— А чё так мало?!


— Таань! Мне на заводе платили семнадцать и то с задержкой.


— А у них есть задержка?


Диалог вошёл в управляемое русло — Нет!


— Каждую неделю?


— Два раза в месяц, на карточку


— Ты аванс попросил?


Митя судорожно хлебнул чай и обжёгся — Тань, ну какой аванс? Я же ещё не решил, буду там работать или нет.


— Ты ещё собрался думать?! А если она другого возьмёт? Ты один, что ли такой, соискатель?


— Один


— Агааа! Раскатал губу. Спорим по шоколадке, если завтра не позвонишь, она возьмёт другого, помоложе.


Митя облегчённо и незаметно вздохнул и выдохнул.


— А коллектив какой? По возрасту? Женщины есть? — Таня была жутко ревнивая!


— Я только двоих видел: профессора, моего возраста, и секретаршу — лет двадцать девчонке.


— А ей сколько? Замужем? Красивая?


— Замужем. Под тридцать.


— Красивая?


— Смазливая!


Теперь замолчала Таня


— Тань, она выше меня на целую голову


— Ты любишь больших! — у Тани портилось настроение


— Тань, она худышка и ноги от плеч растут


— Во, во! Ты таких любишь, длинноногих! Закинет на тебя свои ходули и заставит лизать жжопу!! Ихгм! — у Тани было богатое воображение и она, зажав рот, выскочила из-за стола — Посуду помоешь и в зал! Мы ещё не закончили.


Эпизод второй. Фантазии и реальность


Ночью, дождавшись, когда жена ровно засопела, Митя осторожно отодвинулся от неё к стене и, сдвинув покрывало, тронул член: он был мягкий и расслабленно покоился на слипшихся яйцах. Чуть раздвинув ноги, пальцами левой руки потянул за мошонку, оттягивая яйца и слегка потеребил. Потом, захватил в правую ладонь и слегка сдавливая, сдвинул влево и вверх, ощущая большим пальцем нежную кожицу члена, уже слегка растревоженного и, выпустив яйца, и перехватив их левой, и оттягивая за мошонку вниз, двумя пальцами, указательным и большим, чуть сдавил член и сделал несколько фрикций.


Член мялся и гнулся, но кровь уже пошла в пещеристые тела и, наполняя их, удлиняла и выпрямляла его. Он совершал фрикции двумя пальцами, пока член не выпрямился и, наполнившись кровью, уже почти стоял.


Снова помассировав яйца и левой, и правой рукой и, чувствуя твёрдость плоти, обхватил член, наложив на него сверху ладонь, а большим пальцем, замкнув охват, упёрся в мошонку. Совершая фрикции и ощущая, как с каждой секундой плоть становится твёрже, подтянул левую ногу, согнув в колене и замер…


Жена шелохнулась, заворочалась, что-то бормотнула и замолчала.


Митя, натянув на себя покрывало, лежал, прислушиваясь, но жена ровно сопела, и он, сдвинув покрывало, обхватил член и стал дрочить, скользя и сдавливая, размеренными движениями.


Через две или три минуты непрерывных фрикций, чувствуя, что плоть затвердела, как камень, вытянул ноги, выгнулся и потянулся, и ощутил жаркую волну сладострастия от паха разошедшуюся по всему телу, и ударившую кровью в голову. В висках запульсировала жилка и он, закрыв глаза и, продолжая дрочить, попытался представить Оксану, как она стоит, широко раздвинув ноги. Но вместо этого образа всплыла фраза жены — «Закинет на тебя свои ходули и заставит лизать жжопу!!» — и воображение отреагировало: «он стоял на коленях, удерживая в ладонях её миниатюрную попку, её длинные ноги, согнутые в коленях, лежали на его плечах и пятки касались жопы… подтягивая выше, он припал губами к промежности и стал вылизывать, то погружая кончик языка во влагалище, то касаясь клитора… её головка лежала на его коленях, а её пальчики щупали и мяли его яйца, гладили бёдра и трогали член… он скользнул руками по телу и накрыл ладонями её груди, мелькнуло где-то «совсем маленькие, как у девочки… «— Митя вздрогнул и перестал дрочить: на «девочку» и «секс» среагировало внутреннее табу, мгновенно отсекая воображение. Он лежал минуты две, пока сознание не переключилось и, закрыв глаза, опять увидел Оксану, в той же позе, но теперь его руки держали её за талию и пальцы замыкали охват… осиная тал…


Таня, повернувшись на живот, приподняла голову и Митя, прекратив фрикции, подтянул покрывало. Она повернула голову и приблизилась к его лицу. Увидев открытые глаза спросила — Ты чё не спишь? Спи! — и легла.


Митя закрыл глаза, разогнул и вытянул левую ногу и, прижав к бедру ещё возбуждённый, но уже обмякший член, замер.


Он засыпал, проваливаясь в пустоту.


Утром, Таня, едва проснувшись, наставляла его — Сейчас встанешь и сразу звони, во сколько у них начинается рабочий день?


Митя, сдвинув покрывало и демонстрируя жене возбуждённый член, пожал плечами — В девять, наверное.


— Закрой! — она набросила край покрывала на его торс — Никакого секса! Будешь спать потом до обеда. Ты чё, даже не узнал какой у них распорядок?


— Тань, ну как у всех, с девяти, наверное


— Точно или, наверное — Таня села и сама стянула покрывало — А чё он стоит то? — и приклонившись, сжала член двумя пальчиками и чмокнула головку, сдвинула крайнюю плоть и лизнула уздечку


Митя выгнулся и попросил — Лизни ещё раз!


Таня взяла в рот и стала мусолить языком, а когда Митя, положив ладонь правой руки на её голову, хотел прижать, она отстранилась и вытирая губы, сказала — Фуу, мясом пахнет — и снова набросила покрывало — Полежи пока.


Он позвонил в 9:15.


Ответила девушка — Вы Дмитрий Юрьевич?


Он сказал, что был на собеседовании вчера и что согласен на работу в фирме.


— Оксаны Дмитриевны сегодня не будет, но вы приезжайте я вас оформлю


— Ну что?


— Да надо ехать устраиваться на работу.


Он написал заявление и отдал девушке, с которой говорил по телефону, военный билет и диплом.


— Вы пока можете поработать за одним из компьютеров в учебном классе или можете ехать домой, а уже завтра выйдете на работу — предложила Таня.


— Завтра — согласился Митя и ушёл.


Ночью он, опять дождавшись, когда заснёт жена, дрочил и представлял, как лижет, щупает и трахает Оксану.


Кто-то подумает, а чё ж он жену то не трахает?


Жену он трахал и часто, но после наступления менопаузы она редко доходила до оргазма, и Митя кончал один. Ему конечно хотелось, чтобы и жена кончала, но она отмахивалась — Я уже немолодая кончать каждый раз. И потом, ты же знаешь, что меня надо долго кочегарить, чтобы довести.


Но когда хотела, то сама ластилась, и сама тянула его на себя, и тогда он наслаждался сексом, не заботясь о себе, а стараясь, изо всех сил, угодить жене. Особенно ему нравилось, когда она, отвечая встречными, на его движения, улыбалась с закрытыми глазами. Даже не улыбалась, а кривила губы в улыбке, слегка сдвигая верхнюю и обнажая зубки. В эти мгновения она становилась необыкновенно красива, и он любовался не забывая, однако, ебать её! Она же, чувствуя его взгляд, открывала глазки — Ты зачем подглядываешь? — и улыбалась


— Я любуюсь тобою, ты прекрасна!


— Не смотри, закрой глаза, ты мне мешаешь!


Он закрывал глаза и некоторое время ёбся с закрытыми глазами, но когда жена начинала отрывисто, с придыханием, дёргаться, открывал и вглядывался в её лицо. Она чувствовала его взгляд, но уже не могла остановиться, а когда сгусток страсти выплёскивался спермой и Таня расслабленно замирала, затихал и он.


Но так бывало редко.


Обычно же сексом они занимались так: Таня становилась раком, Митя засовывал член и ебался! Иногда он двигался сильно и резко, и жена выговаривала — Ты причиняешь мне боль!


Митя сбавлял обороты, но чувствуя, что вот-вот, начинал постанывать, заводя и доводя себя и приговаривая — Ооо, Таня, ооо, как хорошо!


— Ты смотри! — бросала она — Не проболтайся, а то скажешь не то


— Неээт — мычал он — я ебу-у-у, тебя-а-а — и опять начинал двигаться резко и глубоко засаживая


— Ты насилуешь меня — выговаривала она потом — У меня болит влагалище и своды ломит после такого секса.


А он действительно в это время насиловал. Насиловал Оксану, представляя, как она стоит раком, а он ебёт её!




На работе всё шло своим чередом.


Он составил, с помощью Сергея, молодого препода из вуза, рабочую программу. Выступил перед коллегами с презентацией и стал готовиться к сертификационному экзамену.


За две недели он со всеми познакомился.


Девушка Таня, оформлявшая его, была и секретарём, и менеджером, и переводчиком. Знала четыре языка: английский, французский, испанский и немецкий.


Оксана брала Таню с собой на семинары за границу.


Было ещё трое сотрудников: Катя — молодая, одного возраста с Таней, девушка, ведущая курс Автокад ЛТ (облегчённый Автокад).


Вячеслав — ведущий основной курс Автокада и Костя — ведущий курс Rеvitа.


Бородач бывал редко.


Был ещё технический директор — Валера, муж Оксаны. Но его Митя, за две недели, видел всего два раза и Борис — финансовый директор, двоюродный брат Валеры.


Борис не нравился девушкам. Рыжий, невысокий и плотный, он мог рассказать в их присутствии похабный анекдот или отпустить плоскую шуточку. К тому же Таня подозревала его в том, что он не смывает после себя в туалете, оставляя это ей!


Митя всё никак не мог взять в толк, почему она так решила!


Сам он, офисным туалетом так и не смог пользоваться. Нет, ссать он туда ходил. Ноо… ну вы поняли.


Ему, казалось, что в офисе всё будет слышно.


И в первый же день, выйдя в обеденный перерыв прогуляться, зашёл в кафе, в двух кварталах от фирмы. Там был туалет для посетителей. Там Митя и стал справлять нужду!


Первое время было неудобно из-за того, что в этом туалете не было освещения. Плафон там был, но лампочка, видимо, быстро перегорала от частых вкл-выкл. Но туалетная комната была узкой и небольшой, и Митя привык.


Борис у Мити не вызывал неприязни: во-первых, он служил в армии, а во-вторых, помог Мите при сдаче сертификационного экзамена, ответив на вопросы по менеджменту программного продукта.


Через две недели Оксана подошла к Мите и сказала, что берёт его с собой в город Б.


— Там есть завод, на котором мы установили и сопровождаем программный продукт. Должен был ехать Сергей, но он завтра сдаёт кандидатский минимум по английскому. Поэтому я решила взять вас: пообщаетесь с конструкторами. Вам же знакома эта среда? Ответите на вопросы


— Ноо…


— Если будут вопросы, на которые сразу не сможете дать ответ, просто запишете их. Когда вернёмся, разберётесь сами или поможет Сергей. Потом подготовите развёрнутый ответ и отправите через скайп или «аську». Адреса есть у Тани. Вам, как удобнее: приедете в офис или я за вами, заеду?


— А по какой трассе поедем?


— М52


— Да мне всё равно, а во сколько будем выезжать?


— Нам нужно одним днём обернуться туда и обратно, поэтому выехать должны не позднее десяти часов.


— Не, ну тогда заедете за мной.


— Хорошо! Дмитрий Юрьевич, а вы так и не сбросили мне сборник рассказов!


Мите стало стыдно — Я забыл


— Сегодня сбросите? Не забудете?


— Сегодня не забуду


— Ну хорошо, до завтра — и она ушла


Эпизод третий. Смешная история


Против командировки Таня не возражала — это ж по работе.


Только спросила — Кто едет?


— Я и директор


— Какой директор? — Таня насторожилась


— Генеральный


— Это она что ли?


— Ну да


— А почему ты? У тебя же опыта ещё нет


— Там общаться с конструкторами, а программу я знаю. Хотя должен был ехать ещё один, но он завтра экзамен сдаёт.


— Ты смотрии! Садись на заднее сидение. Во сколько?


— Она заедет к десяти утра


— К дому прям подъедет?


— Позвонит и договоримся куда мне подойти


Таня хмыкнула — Прям личный водитель. Смотри у меня!


Вечером, когда Таня уже лежала в постели и смотрела очередной сезон «Чисто английского убийства», Митя сел к компу и нашёл сборник рассказов.


Просмотрев его, удалил две записи содержащие очень личное и, упаковав, сбросил Оксане.


Открыл новый документ в ворде и задумался.


Идея рассказа с Оксаной уже мелькала на задворках сознания, вырисовывая эпизоды и озвучивая диалоги, но он никак не мог придумать названия.


— Выключи свет! — Таня, укладывалась, переворачивая и поддёргивая подушку — Если будешь писать, иди на кухню или ложись.


— Я се йчас — он смотрел на чистый лист, но название не складывалось.


«А, ладно!» — Митя закрыл ворд и выключил комп — Спать!


Он лёг и, повернувшись к Тане, приобнял её


— Не надо, мне сейчас жарко станет. Отодвинься!


Митя сдвинулся к самой стене и лёг на спину, руки за голову.


Таня засопела, ровно и почти неслышно, уже через пару минут.


Он лежал, прислушиваясь к ровному дыханию жены, глаза начинали слипаться. Но Митя, сдвинув руками одеяло, тронул член. Мягкий и расслабленный, он покоился между ног, прикрыв яйца. Тронув двумя пальцами крайнюю плоть, потянул её и, медленно сдвигая, оголил головку, и закрыл глаза. И сразу же всплыла картинка, словно заставка на мониторе: Оксана стояла раком, и её жопа была так высоко, что Мите пришлось встать с колен, чтобы его пах был вровень с пиздой. Он дрочил двумя пальцами и мял яйца, оттягивая их за мошонку, и член наполнялся кровью, удлиняясь и набухая, и когда перестал гнуться, обхватил, ладонь сверху: мизинцем к залупе… сдавливая твердеющую плоть, дрочил, увеличив темп фрикций, а картинка ожила: обхватив миниатюрную попку Оксаны, ткнулся в промежность и засунул член в пизду! Продолжая дрочить с закрытыми глазами и, прислушиваясь к сопению жены, натягивал Оксану, двигая её руками: вперёд-назад… вперёд-назад и, почувствовав сгусток энергии, двинувшийся из яичек по уретре, и предваряющий извержение, перестал дрочить здесь, но не ебать виртуально и, скользнув правой в промежность, массировал средним пальцем ложбинку, вдавливая в ямку у самого ануса и, когда сгусток ужался и истаял, снова дрочил и ебал до всплеска сгустка энергии, и опять массировал ложбинку, вдавливая палец в ямку…


Шевельнулась Таня.


Митя замер, картинка исчезла.


Он прислушивался, но сонного сопения жены не было слышно и Митя, лёжа с закрытыми глазами, провалился в сон.



Она позвонила, когда Таня уже ушла на работу. Митя сказал, что выйдет на остановку.


Туда ехали быстро. Митя сел на заднее сидение и почти всю дорогу спал, а когда подъехали к городку, прогнал сон и смотрел на автобусы, троллейбусы, на людей на остановках, на проходную заво…


— Приехали!


Им выписали пропуски и Оксана, проводив Митю в КБ и представив, ушла к директору.


Всё вышло так, как и говорила Оксана: он ответил на большую часть вопросов конструкторов, а два, на которые не смог, записал.


Они пообедали в заводской столовой и в половине четвёртого уже выехали на трассу.


На обратном пути Митя сидел рядом с Оксаной. Она уже не гнала так, и сама завела разговор о сборнике.


— Я вчера успела только просмотреть и один рассказ прочла…


Она вырулила на встречку, обгоняя КамАЗ.


— Там у вас есть смешная история с дядькой — она сделала паузу, ожидая реакции


И Митя сразу же вспомнил, и рассказ, и историю…


— Да, история, не выдуманная…


— Но я слышала эту историю!


Она резко затормозила, свернув на обочину трассы.



Заканчивалась вторая декада сентября. Вдоль трассы тянулся лес, с желтеющими берёзками и зелёными, но уже не по-летнему, соснами. Изредка у дороги встречались грибники, с выставленными ведёрками, полными грибов. Были и пасечники, продающие мёд, выставленный на складных столиках.


Когда солнце склонилось к закату, на трассу выполз туман и Оксана включила свет.


Видимо она тоже испытывала неловкость, не зная, как вести себя в такой ситуации и молчала.



Что дядька разошёлся, он узнал уже после армии.


В ВУЗе была военная кафедра и после окончания он ушёл в армию, и отслужил год в ПВО, в Туркестанском округе. Потом остался ещё на два года сверхсрочником и уволился в середине ноября 79 года. А через две недели, рота, которой он командовал, была заброшена в Афган. Но Митя, уже вкусивший гражданки, и только теперь оценивший её свободы, на войну не пошёл.


Ещё отец сказал, что дядя Дима уехал в Ленинград. Про Ромку и тётю Вику ему ничего не сказали. А про Оксану, наверное, и родители не знали.


Они приезжали в гости раза два, когда Митя ещё в школе учился. Приезжали на жигулёнке вдвоём. Ромка оставался в городе с бабушкой, матерью тёти Вики. За рулём, когда приезжали, был дядька, а когда уезжали, за руль садилась тётя Вика: дядька был пьян.


Они с отцом распивали поллитру, под закуску и воспоминания о деревенском детстве.


Перед застольем дядька успевал сыграть несколько партий в шашки с Митей и иногда, даже проигрывал. Митя гордился, не догадываясь, что дядька просто поддавался.



— Я после армии Ромку не видел ни разу, как он?


— Да нормально всё. Женился. Дочка растёт. Он в Германии живёт. Родители жены уехали на родину и через год их вызвали. Работает на автозаводе. Живут хорошо. Мы с мамой ездили один раз в гости, и он один раз был у нас.


— А тётя Вика?


— На пенсии. С Ромкой иногда сидит, когда я в командировке за границей, а у Валеры запой…


— У тебя есть сын? — Митя не заметил, что перешёл на «ты»


— Ромке четыре года — Оксана улыбнулась


— А муж сильно пьёт? По нему вроде не видно, что пьяница


— Алкоголик


Митя молчал, не зная, что сказать. Тема ему была знакома и очень даже: отец крепко выпивал.


— Я его два раза кодировала — Оксана впилась побелевшими пальчиками в руль — Бестолку!


— Он хороший. Ромка его любит, и он Ромку, но… я устала


Больше ни о чём не говорили.


Когда приехали в город, Оксана предложила — До подъезда?


Но Митя вышел на остановке


— Митя! — Он придержал дверцу — Не обращай внимания. Всё хорошо. Я рада, что у меня есть брат в городе.


Митя улыбнулся — До свидания.


Таня встретила его в прихожей — Устал?


— Жопа устала!


— Всё нормально?


— Да, Тань, всё нормально


— На вопросы ответил?


— Да, простые вопросы были


— На все ответил?


— Два записал. Тань, ну чё об этом то говорить — Митя сидел в зале, в трусах, держа в руках брюки.


— Ладно, иди сполоснись и ужинать будем, я уже соскучилась.


Когда Таня, отвернувшись, ровно и почти неслышно засопела, Митя потянулся к члену и… и не стал дрочить. Ему почему-то стало стыдно, что он дрочил на сестру.


«Но ведь я не знал» — оправдывался он, а сознание тут же подсунуло эпизод с остановкой на трассе, и он увидел, как Оксана присаживается, широко расставив ноги, как задирает юбку и стягивает трусики, услышал шум изливаемой мочи и увидел, как она пенится…


Член встал, и Митя дрочил, представляя, как становится на колени, перед приподнятой попкой Оксаны, как сжимает и засовывает член, преодолевая сопротивление сфинктера и струйки мочи, сбегая по члену на яйца, капают с них… сгусток двинулся к головке, но Митя продолжал дрочить и остановился, когда яйца сжались, готовые извергнуться спермой и массировал ложбинку, надавливая углубление, но несколько капель спермы выдавились через уретру и неприятные ощущения от незаконченного: жжение в уретре и ломота в яйцах, отвлекли от видения и он стал засыпать.


Ему приснилась дядькина смешная история…


Эпизод четвёртый. Онанизм


«Онан знал, что семя будет не ему; и потому, когда входил к жене брата своего, изливал на землю… «Быт. 38, 9.


Сколько помнил себя Митя (лет с четырёх), столько помнил и свой онанизм.


Конечно, в четыре года эротических фантазий у ребёнка не было.


И в пять не было.


И в шесть не было.


Эротические фантазии появились в семь лет, когда он учился в первом классе. Именно тогда он узнал, от старших ребят, как и откуда берутся дети. Именно тогда, трогая уздечку кончиком пальца, он стал фантазировать с женщинами.


А уже во втором классе, когда ему шёл десятый год, когда он дрочил, сжимая письку в кулачке, пришла первая поллюция. Но не во сне (нет, потом приходили и во сне), а именно, когда дрочил. Дрочил в туалете, стоя со спущенными штанишками и трусами и, когда наслаждение от фрикций достигло апогея (это было и раньше), из уретры выделилось несколько капель мутной и липкой жидкости (а вот это произошло в первый раз!). Выделившаяся субстанция была не похожа на мочу, и Митя даже немного испугался, но тут же вспомнил это слово — молофья — и успокоился. И, через несколько часов, опять дрочил в туалете, и опять выделилось несколько капель спермы.


С того дня, каждый раз, когда он дрочил, акт заканчивался сладострастным ощущением в яичках и в груди, и истечением спермы, которой становилось всё больше. И с каждым разом, его фантазии, обретали всё более взрослые желания, обладания женщиной.


Митя фантазировал именно на женщин (на учителей: была одна с необъятной жопой, когда шла между рядами, бёдрами задевала парты, и буферами седьмого размера; на пионервожатую; на женщин, подружек и знакомых матери; на рисунки женщин в книжках или календарях; на фото женщин в газетах), а не на девочек-одноклассниц, ибо девочки-одноклассницы не возбуждали его воображения своими неразвитыми формами: грудей, ягодиц, бёдер. К тому же, пилотка у девочек была лысой! А у женщин там была густая растительность, и это возбуждало!


Кто-то удивится: да откуда он знал про лысые пилотки девочек?


А оттуда: увидел в бане!


Хотя и было ему в то время, когда мамка брала его в баню, лет шесть, не больше, Митя всё разглядел и запомнил!


Став старше и стыдясь вредной, как он считал, привычки, Митя несколько раз пытался порвать с ней.


Ну, и как вы думаете, кто победил?


Всё правильно, привычка!


Он прочёл много статей об онанизме, и его последствиях.


Бог мой (!), чего там только не понаписали, и чем только не стращали: от сухотки спинного мозга, до неспособности иметь детей и преждевременной импотенции!


И вот Мите уже скоро пятьдесят семь, и дрочит он каждый день (но сперму бережёт для влагалища жены), и член утром стоит, как и сорок пять лет назад! И стоит ему представить (даже в транспорте), как он раздевает Оксану (к примеру), как ставит её раком… ооо!… член возбуждается и ему приходится прикрываться сумкой при выходе…



Он подготовил ответы на вопросы и, через скайп, отправил начальнику КБ завода.


Шла четвёртая неделя его работы в фирме.


Оксана сказала, что группу для занятий ещё не набрали и, что Митя может прорабатывать курс и совершенствовать знание программы.


Митя сидел за своим компом и готовил задания, в которых бы вырабатывались базовые навыки работы в программе. Имея опыт работы в «КОМПАС» и «SоlоdWоrks», он видел не только недостатки этих программ, по сравнению с Invеntоr, но и преимущества. Это его смущало, и он об этом сказал Оксане.


Она с улыбкой выслушала и ответила — Мы продаём этот продукт, а значит акцент надо делать, именно, на преимуществах. Попросите у Сергея текстовый файл, он делал сравнительный анализ основных программ 3D-моделирования. Вам это будет полезно.


Сидя за компом Митя наблюдал за Оксаной, когда она была занята разговором с кем-либо из сотрудников. Он не хотел, чтобы она замечала это, но раза два Оксана всё же оборачивалась и, не прекращая общения, улыбалась ему.


В офисе она обращалась к нему по-прежнему, по имени отчеству и на «вы», но мужу и его брату Борису, Оксана, видимо, сказала про родство с Митей.


Валера и Борис стали здороваться с ним по-другому: как-то теплее, что ли. А может ему это просто казалось.


Митя не замечал, чтобы Валера приходил на работу подвыпивший. Впрочем, он и на работе появлялся не так уж часто: два, три раза в неделю. Причём, именно, появлялся: придёт, поздоровается со всеми, переговорит с Борисом и Оксаной, и уходит.


Но в ту пятницу он заявился не просто подвыпившим, а натурально, пьяным!


Рабочий день подходил к концу, когда в офис пришёл Валера.


Пьяно улыбнувшись Мите и подмигнув, он направился к Оксане.


Оксана переобувалась, отодвинув кресло к стене.


Увидев мужа, встала и пошла навстречу — Ты что? Тебе же Ромку забирать из садика!


— Окссан! — пьяно качнувшись и, оперевшись на стол, Валера опустился в кресло.


— Да ты что делаешь, Валера? У меня через полчаса встреча с генеральным опытного завода и перенести я не могу! Я три недели ждала этой встречи!


— Дааа! — Валера махнул рукой — Бборька заберёт — он поднял голову, она сильно качнулась назад — А ты езжай — он мотнул головой — езжай на переговоры.


— Твой братец приставал ко мне в прошлый раз! — чуть ли не выкрикнула Оксана.


Митя слушал, стараясь не смотреть в их сторону.


Его поразило, что Оксана говорила громко, совершенно не обращая внимания на сотрудников в офисе. Собственно, из сотрудников, в офисе было двое (не считая Мити): Таня и Костя, которые, сразу же, выключив компы, стали одеваться и, попрощавшись, ушли.


Оксана пошла к туалету и Валера, резко отодвинув кресло, пошёл за ней.


— А ты куда!


— А ччё? — Валера опёрся о стену — Я тоже хочу


Они зашли в туалет и через пару секунд, что-то, с грохотом, упало и покатилось.


Через полминуты Оксана вышла, оправляя юбку, и стала одеваться, заглядывая в зеркало.


Через минуту вышел Валера и пройдя к столу Оксаны у окна, плюхнулся в кресло и откинулся на спинку.


Оксана подошла к Мите и улыбнулась — Митя, ты меня извини


— Мне посидеть в офисе и дождаться тебя, Оксан?


— Митя, мне так неудобно… если ты не можешь, я закрою его здесь… он всё равно сейчас уснёт…


Они оба, разом, посмотрели в сторону Валеры: он спал, откинувшись в кресле.


Оксана пошла к столу — Надо сдвинуть кресло, чтобы он не свалился


Митя шёл следом


Они сдвинули кресло, со спящим Валерой, в угол.


Митя удивился, насколько тяжёл оказался Валера: да он был высок, но не выглядел массивным.


— Митя — Оксана, виновато улыбаясь, заглядывала в его глаза — Митя, ты правда никуда не спешишь?


— Оксан, я дождусь тебя


— Митя — она коснулась пальчиками его груди — Митя, я постараюсь быстро… пойдём, ты закроешься


Оксана уехала.


Валера спал, посапывая.


Митя зашёл в туалет и осмотрелся: но ничего такого, что могло бы грохнуться и покатиться, он не увидел.


Закрыв программу, он вышел в интернет и стал читать новости. Потом, через поисковик, нашёл фильм «Джиперс Криперс 2», который уже давно хотел посмотреть.


Глянул время на мониторе — 18:17.


Прошло уже двадцать две минуты, как Оксана уехала.


Он смотрел фильм, изредка бросая взгляды в сторону спящего Валеры и не заметил, как подъехала Оксана: тамбур имел двойные входные двери из стекла.


Митя услышал, как открывается дверь


— Ну, вот и я. Пришлось наврать генеральному, что у меня сегодня ещё одна неотложная встреча…


Оксана прошла в офис, на ходу снимая плащ — Митя, я быстро — и зашла в туалет


Митя, свернув кино и выключив комп, обратил внимание, что она не заперла дверь туалета изнутри.


Оксана вышла — Митя, ты поможешь мне довести его и посадить в салон?


— Конечно, Оксан


Оксана надела плащ и они, вдвоём, довели бормочущего, но так и не открывшего глаз, Валеру, до авто.


То ли это было уже не в первый раз, но Валера ноги переставлял.


Митя, обнимавший Валеру за талию и принявший основную массу на себя, понял, что, если бы мужчина был в полной отключке, вдвоём с Оксаной они бы его не смогли дотащить.


Оксана захлопнула дверь — Митя, мне надо поставить офис на сигнализацию


— Да, Оксан


Она зашла в офис и через полминуты свет погас, осталось только дежурное освещение.


Женщина вышла, заперла двери, подошла к Мите и закурила.


Митя, молча, стоял рядом.


— Митя, я не смогу довести его до подъезда… Борьку я не хочу просить, он опять начнёт приставать… Митя, прости…


— Оксан, ну что ты?! Я помогу


Она нервно курила, отводя глаза в сторону.


Видимо, Валеру укачало, пока они ехали. Он даже не забормотал, когда они, вдвоём, тянули его из салона на улицу.


До подъезда было шагов пятнадцать, но Митя вспотел и ноги подрагивали от напряжения.


В лифте Валера сидел, прислонившись к стенке.


Третий этаж.


Они выволокли Валеру на площадку. Оксана дважды нажала кнопку звонка.


Дверь открылась сразу, как будто Борис ждал их в прихожей.


Он вышел на площадку — Боря, помоги Мите дотащить его до спальни. Ромка спит?


— Нет, тебя ждёт


Она вошла в прихожую и, разувшись ушла куда-то вглубь квартиры.


Квартира показалась Мите огромной: ванна, два туалета, кухня, площадью, как зал его квартиры, гостиная, зал и несколько комнат.


Борис знал, которая из комнат, спальня Валеры и они, втащив его в прихожую, и разувшись, дотянули, волоком, по полу до спальни.


В комнате был включен свет и Борис, присев, снял с Валеры обувь и вышел.


Митя обвёл взглядом комнату: кроме двери из коридора прихожей, была ещё одна дверь, в стене справа.


Вошла Оксана и, заметив, что Митя смотрит на вторую дверь, сказала — Там Ромкина спальня, она между нашими — помолчала и добавила — мы спим отдельно


«Зачем эти подробности семейной жизни?» — удивился Митя


— Надо ему подушку подложить — она взяла с кровати подушку и, присев над мужем, подсунула её под голову.


Валера спал.


Вернулся Борис — Оксан, я помогу его раздеть и уложить на кровать.


— Нет, Боря, спасибо! — Оксана выпрямилась — Ты иди. Раздену сама, а спать будет на полу.


— Оксан, а Дмитрий Юрьевич, как же? Я бы отвёз его…


— Нет, Боря! Митя отдохнёт немного и сам доедет. Митя — она обернулась к нему — я провожу Бориса. Идём


Они вышли, и Оксана прикрыла дверь в комнату.


Митя стоял и прислушивался. Через полминуты хлопнула входная дверь, провернулся ключ в замке и всё стихло.


Вошла Оксана — Митя, ты будешь кофе?


— Да, но сначала руки помыть и в туалет


— Туалет там в коридорчике


Митя вышел из комнаты.


Туалетов было два и один заперт.


Митя открыл дверь другого и, пошарив рукой по кафелю стены, щёлкнул выключателем.


Это был туалет Оксаны: рядом с унитазом стояло биде.


Он поссал, трогая и разминая член, и ощутил лёгкую дрожь: такое состояние всегда предшествовало сексу, причём сексу неожиданному, спонтанному.


«Какой, нахер, секс?!» — хмыкнул Митя, вымыл руки, выключил свет и вышел.


Он прислушался: в квартире было тихо, только чуть слышно шумел холодильник на кухне.


— Митя! — Оксана вышла из комнаты мужа — Митя, ты меня извини, пожалуйста, мне так неловко…


— Оксана, ну что ты?


— Митя, ты поможешь мне?


Он подошёл


Без каблуков Оксана была выше его, но уже не так заметно.


Она заглянула в его глаза — Митя, у меня после родов швы так и не рассосались… мне нельзя ничего поднимать, тяжелее пяти килограмм… — она отвела взгляд, вздохнула и добавила — ты поможешь снять с него брюки… — снова вздохнула — он может описаться…


Теперь и Митя ощутил некоторую неловкость — «Блядь (!), раздевать чужих мужиков… «— но вслух ответил — Помогу, Оксан


Они зашли в комнату и присели на корточки рядом с Валерой.


Оксана, стоя на коленях над мужем, расстегнула ремень, ширинку и пуговицу — Надо перевернуть его на живот, так легче будет стянуть…


Митя подсунул руки под спину Валеры и перекатил его на живот. Голова Валеры уткнулась носом в ковёр.


Оксана взяла подушку и подложила мужу под голову.


— Помоги, приподними немного — она взялась руками за пояс брюк


Митя обхватил бока Валеры выше брюк и потянул вверх


Оксана дёрнула и брюки стянулись.


Вместе с трусами.


Митя смотрел на голую жопу мужчины и, стыдясь произошедшего, не поднимал глаз.


— Митя — с голосом Оксаны, что-то произошло, но он не мог понять, что?


— Митя, трахни его…


Эпизод пятый. Гомо и насилие


Происходящее было настолько ирреалистичо, что Митя даже не удивился.


Он поднял глаза и только теперь заметил, что Оксана успела переодеться: на ней был халатик, запахнутый и затянутый поясом.


— Митя — он так и не смог понять, что изменилось в её голосе — Митя, его запои, приставания братца — её голос дрогнул и в глазах заблестели слёзы — Митя я так устала от этого, мне так противно всё это… Митя, я не могу ничего сделать, не могу выгнать, не могу развестись… из-за Ромки… он так любит его… Митя трахни его — Оксана говорила, перескакивая с одного на другое — Митя, ради меня — она прижала руки к груди — Митя, я хоть как-то почувствую себя отмщённой… Митя, я понимаю… но… потом ты трахнешь меня!


Митя слушал и, когда она произнесла — «потом ты трахнешь меня» — его словно включили.


Оцепенение спало, и знакомая дрожь в теле напомнила о том, о чём он подумал в туалете Оксаны.


Оксана встала и, развязав поясок, распахнула халатик — Митя, я знаю, ты хочешь меня… я видела, как ты на меня смотрел — она провела пальчиком по приплющенным, трусиками, волосам, раздвигая их и губы


Митя, словно завороженный смотрел на щель и розовые гимены, и чернеющую дырочку входа во влагалище


— Митя — она повернулась, слегка наклонилась и подтянула полы халатика, оголяя попку.


Повернув головку к нему и улыбаясь, Оксана продекламировала — Раздвинув ноги, встану наклонившись и ягодицы разведу руками — она развела ягодицы пальчиками и Митю затрясло при виде пигментированного колечка ануса — И улыбнусь я, губки слиплись, и ты прильнёшь, к губам губами…


Это были первые строки его стихотворения «Буду ебать тебя в жопу милая» из сборника порно-стихов «Угол падения»


— Митя — она все ещё стояла в позе — трахнешь меня, как захочешь и куда захочешь, она повернулась и опустилась перед ним на колени.


— Или я могу тебя трахнуть — она взяла в рот два пальчика и обслюнявила их — трахни его Митя


Её руки расстёгивали ремень его брюк — Митя встань, мне неудобно


Он встал, и она потрогала ручкой, возбудившийся член — Ты хочешь меня, Митя — она расстегнула ремень, пуговицу и ширинку — Я знаю — она потянула брюки, и они свалились — Я знаю, ты хочешь меня насиловать… — она стягивала плавки — Митя, ты изнасилуешь меня — она стянула плавки и провела пальчиком по члену… — Митя, ты сделаешь со мной, что захочешь… — она мяла яички — Трахни его, Митя!


Думаю, что именно сейчас уместно сделать отступление и разобраться в том, как Митя относился к гомо.


Он имел опыт анального секса. Несколько раз, с женой. Ощущения были настолько яркие, что Митя только этого и хотел.


Увы. Таня сказала — Нет! — как отрезала.


И с того дня, анальный секс для него стал пределом мечтаний и диких, по силе переживаний и видений, порно фантазий.


Себя Митя считал стопроцентным гетеросексуалом и к гомо относился негативно. Именно негативно, и только! Он никогда не был сторонником крайних мер.


Однако, лесбиянки ему нравились, и ему приятно было смотреть (понятно, что речь о порнофильмах), как они занимаются любовью.


А вот когда в кадре с женщиной было два мужчины, Мите становилось противно, даже если один из них трахал её в жопу. Анальный секс на видео Мите нравился, возможно, именно потому, что у него анала не было.


Но однажды, когда, в очередной раз, в стране поднялась шумиха из-за какой-то публичной акции секс меньшинств, Митя, вдруг, ясно осознал, что все люди андрогины или бисексуалы!


Он вспомнил, что каждый человек несёт в себе хромосомный набор двух родителей, а значит, и двух начал: мужского и женского. А далее, логическая цепь суждения выстраивалась легко и просто: мы только внешне мужчины и женщины, а по сути, мы андрогины.


Нет ни одного стопроцентного мужчины, нет ни одной стопроцентной женщины!


Каким бы ни был брутальным и мужественным человек, он нёс в себе и мужское, и женское начало


Какой бы ни была хрупкой и женственной девушка, она несла в себе и мужское, и женское.


После осознания этого, Митя стал всматриваться и вслушиваться в свои желания и ощущения, и вспоминать.


Иногда, Таня, лаская его пальчиками, проводила по промежности и касалась ануса. Митю передёргивало от мурашек, разбегающихся от точки касания. Иногда он намекал на анальный секс, но Таня резко и грубо отвечала — Голубятня! Хочешь, чтобы тебя трахнули в жопу! Иди найди, тебя трахнут!


— Я не хочу, чтобы меня трахал мужчина. Я хочу, чтобы меня трахнула женщина. Ты!


— Ага! Разбежалась прям!


Митина память обращалась в прошлое.


После армии, он, неожиданно для самого себя, несколько раз совершил анальный акт с самим собой. Брал морковку, тщательно мыл, вставал раком и, обильно смазав слюной анус, засовывал в жопу. Было немного больно, но гораздо сильнее было ощущение сладострастия и возбуждения, и он дрочил, одновременно с фрикциями в анус.


Но и это ничего не объясняло!


И Митя снова обращался в прошлое.


Он вспоминал, как в армии дважды переболел дизентерией и, те ощущения, когда он стоял раком, а медсестра засовывала ему в жопу стеклянную палочку. Его потряхивало от вожделения, от того, что она касается пальцами его ягодиц, от того, что она смотрит на его ягодицы и анус, и видит его яички.


Но и это не объясняет, почему его тянуло на анал.


И он вспомнил!


Он вспомнил, как мать садила его на горшок, предварительно сделав клизму. Это было несколько раз и самое раннее воспоминание относилось к возрасту семи или восьми лет. Возможно она делала ему клизму и в более раннем возрасте, но он не помнил. Но он помнил ощущения: и её касания, и пипку груши в анусе, и не испытывал отвращения, хотя, некоторое чувство стыда, всё же присутствовало.


Но почему и откуда в нём проявлялось желание грубого сексуального насилия над женщиной?


Он был мягким по характеру. За четверть века супружества Митя ни разу даже голоса не повышал на Таню.


И всё же она упрекала его в насилии. Более того, он и сам ощущал, как просыпается во время секса в нём, что-то жестокое и грубое. Но не всегда, не при каждом акте. Он заметил, когда это происходит. Это происходило, если Таня не хотела секса и противилась, а он всё же настаивал, и она давала. И тогда просыпалось это звериное и он грубо, резко и с силой засаживал член во влагалище! Таня стонала, а ему хотелось, чтобы она кричала от боли!


Но почему и откуда это?


Это произошло, когда он учился во втором классе. Отец тогда стал часто приходить домой с работы подвыпившим. Его настроение зависело от состояния опьянения. Иногда смеялся и шутил, и заигрывал с матерью, а в другой раз мог взбелениться и, схватив ремень, несколько раз ударитьыл конец октября или начало ноября: снег уже лежал. Мать затеяла ремонт на кухне, и он помогал по своим силам. Она стояла на кухонном столе и белила потолок, когда открылась дверь и вошёл отец. Сразу стало понятно, что состояние его агрессивное и Митя весь напрягся. Отец обвёл взглядом кухню и поморщился — Пожрать приготовила?


Мать опустила кисть — На плите всё приготовлено


Отец подошёл к плите, открыл одну кастрюлю, другую — Я что, стоя должен есть?


— Возьми стул и присядь, мне немного осталось добелить


Отец заскрежетал зубами, и Митя съёжился


— Сука, заканчивай и убирай всё!


Мать, продолжая водить кистью по потолку, ответила — Вот угол добелю и уберу всё


— Ссука! — отец схватил нож, подскочил к столу и, замахнувшись, выдохнул, задыхаясь яростью — Сейчас распорю живот и кишки выпущу!


Митя, вжавшийся в стену и побелевший, как извёстка, смотрел, расширившимися от ужаса глазами, на происходящее.


Детская психика не выдержала, и он захохотал.


Родители вздрогнули и обернулись…


Нож выпал из рук отца, мать поспешно слазила со стола.


— Сынок, сынок — отец подошёл первым и гладил его голову — Сынок — но больше ничего не мог сказать


Митя понемногу приходил в себя, щёки зарозовели


Подошла мать и, отстранив отца, прижала сына к животу и, поглаживая голову, заплакала.


У Мити самопроизвольно потекли слёзы.


Отец вышел на улицу.


Эпизод шестой. Sехwifе и сuсkоld


Оксана, продолжая поглаживать его член и щупая яички, смотрела снизу-вверх. Халатик не скрывал обнажённое тело, и Митя видел её груди, маленькие и неразвитые, как у девочки. Он увидел её животик, пупок и бугорок лобка. Он видел её попку, маленькую и аккуратную и возбуждался, ощущая, как кровь раздувает пещеристые тела, превращая плоть в камень.


— Ого! — Оксана сжимала член и совершала медленные фрикции — Я знаю… — она смотрела на член — я знаю о чём ты сейчас думаешь. Ты думаешь, почему нельзя просто дать? Зачем трахать Валеру? Митя — она так и смотрела на член, не поднимая глаз — Митя, если ты его трахнешь, то я испытаю удовлетворение… — она сжала член сильнее — удовлетворение от его позора… — Оксана снова гладила член — Митя, трахни его!


Митя опустился на колени.


Стоя на коленях перед ним и, продолжая сжимать член, Оксана смотрела в его глаза


— Ты трахнешь его? — губы шевелились, но голоса он не слышал


Митя погружался в её зрачки — Да!


Она разжала кулачок и отодвинулась


— Митя — Оксана потянулась к столу и полы халата разошлись


Он увидел её ножки, тонкие и худенькие — «Закинет на тебя свои ходули и заставит жопу лизать» — «Он бы с наслаждением вылизал её жопу, лишь бы…»


— Митя, можно я буду снимать на камеру, как ты его трахнешь?


— Зачем, Оксан?


Она смотрела на Митин член — Ну, ты же не сможешь приезжать ко мне и трахать его, чтобы доставить мне удовольствие, чтобы потом трахать меня? — она подняла глаза и улыбнулась — А так, я смогу смотреть, хоть каждый день, на его позор… Митя, можно?


Мите было уже всё равно — Можно.


Она смотрела на Митю.


Митя смотрел на голую жопу Валеры


— Презерватив? — она потянулась к тумбочке, и Митя снова увидел её худенькие ножки и пилотку


— Я сама! — Оксана оторвала от пачки один, разорвала упаковку и, держа за пипку, нахлобучила на головку и раскатала валик


— А его смажу — она выдавила гель на палец и, раздвинув мужу ягодицы, наквацала анус


— А если проснётся?


Оксана положила лубрикант на ковёр — По нему ходить можно, не проснётся! — взяла камеру и включила — Митя, я снимаю


Он увидел себя в зеркале: на коленях, с торчащим членом


Митя подвинулся к Валере и встал над ним.


Оксана снимала


Он отогнул член и, наклоняясь, ткнулся в анус… замер на мгновение и вдавил головку… задержался ещё на мгновение, вдохнул и погрузил член наполовину длины, коснувшись ягодицами его ног… Валера даже не шелохнулся, и Митя, опёршись на руки, стал медленно ебать его в жопу!


Ощущения от проникновения и фрикций, ничем не отличались от ощущений анального секса с женой.


Но, эмоционально, всё было совсем по-другому.


Он не испытал, к удивлению, гадливости. Но и того похотливого озноба, от которого бросало в дрожь, когда он ебал в жопу жену, тоже не испытал. Видимо из-за этого, последнего, он ебал Валеру до излияния значительно дольше, чем это длилось у него с женой. Но, когда сперма изливалась, пульсируя уретрой, его передёрнуло точно также, как и над женой!


Митя вытянул член из жопы Валеры и слез с него.


Оксана поставила камеру на пол и склонившись к Мите, стала сворачивать валик презерватива, и сняла его.


Член стоял!


— Изнасилуешь меня на кровати! — Оксана скинула халатик, встала и, подойдя к кровати, легла


Митю не надо было приглашать дважды.


Он перешагнул через выебанного мужа Оксаны и лёг на неё… она сдвинула ноги и упёрлась в его грудь, пытаясь оттолкнуть… Митя, заводясь похотью и криво улыбаясь, стиснул её ручки, легко раздвинул и прижал… грубо, причиняя боль, вдавил колено между ног Оксаны… она поморщилась и закусила губу, но терпела… он вдавил второе колено между её худеньких ножек и раздвинул их, ткнувшись членом в лобок… её глаза потемнели, зрачки расширялись, Оксане становилось страшно и она, дёрнув головой, попыталась укусить Митю, но он отшатнулся и вошёл в неё! Оксана обмякла, и Митя ебал её, резко засаживая член во влагалище!


— Митя!


Он замер


— Митя, ты хочешь мою попку?


Митя вытащил член из Оксаны и сел — Да!


— Митя я дам, только в попку не надо насиловать — она села и встала с кровати — и трахни меня в попку над ним!


Митю уже нечем было удивить, а желание засунуть и кончить Оксане в жопу, было так велико, что он спрыгнул с кровати и шагнул к Валере.


Оксана встала на колени — Давай повернём его на спину, я хочу, чтобы твоя жопа была над его головой


Они перекатили Валеру на спину, Оксана встала над мужем раком и опустила жопу, почти коснувшись его носа.


Митя опустился на колени и положил ладони на её попку. Попка была такой маленькой, что он мог накрыть её одной ладонью — «Как у девочки!» — но табу не сработало, перед ним была жопа взрослой женщины и Митя, склонившись, стал лизать ложбинку и пускать слюну, смачивая анус.


Оксана потянулась и включила камеру, стоящую сбоку от них на ковре — Я хочу и это снять!


Но Мите, завороженному дыханием ануса, было по хую! Колечко ануса то сжималось, то чуть расширялось и от этого казалось, что анус дышит и это возбуждало до исступления, до дикого состояния на грани безумия. Митя ласкал анус пальцем, обводя его и легонько тыча кончиком и, закрыв глаза, вдавил палец.


Оксана чуть приподняла попку — Ты делаешь мне очень приятно, я завожусь — и она двигала попой в стороны и сверху вниз, касаясь лобком лица Валеры


Митя не мог больше терпеть и, сжал её бёдра. Большими пальцами он разводил ягодицы, а средними пальцами доставал до губ вульвы. Он прижал головку к анусу и медленно, одним протяжным движением, засунул член в жопу! И почувствовал, как его мошонка, шоркнулась по губам Валеры! Это было неприятно и это отвлекало, но Оксана так агрессивно двигала жопой, насаживаясь, что… вдруг Мите показалось, что его яйца лизнули!


«По губам, что ли?»


Не прекращая ебать Оксану, он приподнял её попку.


— Нет, нет, Митя! — Оксана опустила попку на лицо мужа — Я хочу, чтобы твои яйца и твоя жопа шоркались по его лицу, мне это доставляет удовольствие — Аааах! — Митя резко засадил член — Аааах! Митя! Аааах! Митя осторожнеааахнее!


Митя и правда разошёлся, чувствуя приближение оргазма, но в это мгновение скрипнула дверь из Ромкиной комнаты


Митя повернул голову и обомлел: в дверях стоял маленький мальчик, жмурился на свет и тёр глазки кулачками


Оксана тоже увидела сына — Ромочка, сыночек, ты чего, мой хороший? Не останавливайся! — прошипела она Мите — И гладь мне спину… Ромочка


Митя механически совершал фрикции и гладил спину Оксаны


— Мааам, я спать хочу!


— Иди сыночек, ложись… Оооох! Мама сейчас придёооохоот!


— А папа?


— Папа устал, ты же видишь он спит, а у мамы спинка болит, и дядя Митя мне спинку лечиооохит!


Мальчик, продолжая тереть кулачками глаза, повернулся и ушёл в спальню.


— Дааа! Митя! Дааа! Ещёоо! Он уже видел нас в этой позе… ЕщёоооХ! Аааа… Аааа… — и Митя кончил!


— Ты кончил?!


— Да!


— Митя ещё! Он ещё стоит, ещё, Миитя!


И он ебал Оксану, пока она не задрожала. Её ножки разъехались, и она со стоном опустилась на мужа.


Митя оделся, а Оксана всё ещё лежала жопой кверху.


Взяв камеру, выключила её и поднялась. Накинула халатик и запахнулась. Подняла с ковра презерватив и, приподняв, глянула — Жаль, что не в меня! Кофе будешь?


Митя помотал головой — Нет, Оксан, я пойду, сейчас Таня начнёт звонить.


Он поискал глазами часы, но не увидел


Оксана наклонилась к мужу и, взяв правую руку, повернула — Полвосьмого.


— Ну, хорошо, я провожу.


Они вышли в прихожую.


Митя обулся, надел курточку и взялся за ручку.


Оксана повернула ключ — Я потом сброшу тебе видео — она улыбалась


— Да. Только, если сможешь, без эпизода с Валерой. До свидания.


Он открыл дверь и вышел на площадку.


Оксана улыбнулась губами, сощурив глаза — До свидания! — и закрыла дверь.


Эпизод седьмой. Последний


Он вышел из подъезда и в эту минуту позвонила Таня.


— Ты где?


— Тань, я на остановку иду


— Чё сегодня так долго?


— По работе, Тань


— Ладно, дома расскажешь. Ты по пути зайди в магазин: у нас хлеба нет, молока купи и масло сливочное. Деньги есть? Хватит?


— Да Тань, хватит.


— Ну давай, жду!


Когда он вошёл и разулся, Таня, не выходя из зала, сказала — Ты поужинай сам, там всё приготовлено. Я кино смотрю. Меня позовёшь, когда чай будешь пить.


Он поужинал и заварил чай.


— Таань, чай!


— Принеси сюда


— Тебе с чем, конфеты или сахар?


— Сахару две ложки


Он отнёс Тане чай


— Ты почему не переоделся?


— Да я хочу помыться, полежать в ванне


— Ну ладно, я после тебя. Всё нормально?


— Да, Тань


— Ты какой-то не такой сегодня — Таня всматривалась в Митю — какой-то умиротворённый. Ладно — она включила звук — иди пей чай, остынет.


Ночью он долго не мог уснуть, вспоминая и прокручивая эпизоды произошедшего у Оксаны. Тронул член, но желания, дрочить, не было и Митя закрыл глаза.


Суббота прошла, как обычно.


Он несколько раз заходил в почту, но от Оксаны ничего не было.


Днём позвонила сестра Тани и пригласила в гости.


Таня засобиралась, но Митя отказался.


— Ладно, отдыхай тут без меня, а я поеду. С ночёвкой. Ты допоздна не сиди за компом. Ладно, иди ко мне


Митя подошёл к Тане, она прижала его и чмокнула — Закройся!


Митя остался один.


Он взял телефон и нашёл в контактах Оксану, но позвонить так и не решился.


Сел за комп и открыл незаконченный роман. Долго сидел перед монитором с застывшим взглядом. Поймав себя на том, что вспоминает, как насиловал Оксану, Митя закрыл ворд.


Встал и прошёлся по квартире.


— Да что такое? — вслух возмутился он — Зачем она мне или зачем я ей? У неё бизнес, семья… у меня Таня… надо увольняться, не моё это.


Он до трёх часов смотрел фильмы, лёг и сразу заснул.


Днём, в воскресенье, позвонила Таня


— Ты как там?


— Да всё хорошо, Тань


— Чё делаешь?


— Ничего


— Ты это, не жди меня сегодня. Я завтра приеду. И завтра не жди, не опаздывай на работу. У тебя всё нормально? Ты какой-то неразговорчивый с пятницы. Митя, ну ладно, у меня на телефоне денег мало. Ты мне так и не положил


— Положу, Тань


— Ладно, пока. До завтра.


Он сходил прогулялся и мысли развеялись.


Пришёл и включил комп, зашёл в почту.


От Оксаны было сообщение.


Митя, чувствуя нарастающий озноб, открыл сообщение: «Митя, здравствуй. К сообщению прикреплён файл видео. Митя, я хочу попросить у тебя прощения, ты поймёшь за что, когда просмотришь видео. Митя, я ничего не буду объяснять, ты догадаешься сам. Я только хочу попросить тебя, если ты напишешь об этом рассказ (теперь у тебя есть фактура) измени наши имена, измени название фирмы и пусть у меня будет ребёнок. Пусть это будет мальчик, Ромка, трёх-пяти лет.


Митя, прости меня. Мне нравится, как ты пишешь, и я не покривила душой, назвав тебя талантливым.


Митя, если ты не захочешь больше работать в фирме… Митя, мне будет очень жаль… «.


Холодный пот стекал из-под мышек, когда он скопировал на рабочий стол видео.


Распаковал и увидел три видеофайла.


— Откуда три? Она же…


Митя открыл первый файл.


Она ничего не вырезала, и Митя смотрел, теперь со стороны, как всё происходило. Он взял наушники и замер… нажал «стоп», вернул немного назад, «пуск»… Стоп!


Митя смотрел и не верил своим глазам: в зеркале, видимо Оксана специально подняла камеру, когда он ёб Валеру, в зеркале было отражение Бориса, стоящего в дверях, с телефоном в руках! Он тоже снимал! Сзади!


— Так вот почему заперт был туалет! Ссука! Эта сука не выпроводила его, а спрятала в туалете! Бляааадь! Блядь! Блядь! — матерился Митя.


Стало понятно, откуда третий файл видео, и что там.


Но он всё же открыл его и просмотрел.


И холодный пот опять заструился из-под мышек, когда он дошёл до того места, где ему показалось, что его яйца лизнули.


Ему не показалось!


Валера лежал под ним, под его жопой, с открытыми глазами, улыбался и высовывал кончик языка и Митины яйца, болтаясь при ебле, задевали язык!


Митя, немного успокоившись, досмотрел до конца. Ему было интересно, насколько натурально будет выглядеть изнасилование.


Но оказалось, что не только Борис снимал и смотрел.


Валера, повернув и приподняв голову, с улыбкой пялился на кровать, где Митя, с ненасытной жадностью, ебал и насиловал его жену!


— Фууу! — выдохнул Митя, досмотрев видео.


Он удалил видео с рабочего стола, сообщение переслал на другой почтовый ящик и удалил в этом.


Его ещё долго било мелкой дрожью, но успокоившись, он даже улыбнулся — Фактура. Вот сука!



В понедельник, он ехал на работу и думал, как будет смотреть в глаза Оксане, здороваться, как будет здороваться с ним Борис…


Он приехал рано и в офисе была только Таня.


Митя написал заявление, сегодняшним днём, без отработки. Отдал Тане.


— Вы увольняетесь, Дмитрий Юрьевич? — удивилась Таня.


Митя поджал губы и качнул головой.


Но я не смогу отдать трудовую, пока заявление не подпишет Оксана Дмитриевна. И расчёт: в течение недели и на карточку.


Митя качнул головой — До свидания, Таня.


Он открыл дверь и столкнулся с Таней


— Ты что? — удивилась она — Да что случилось, Митя?


— Таня, я уволился! Ну не могу я втюхивать людям программу, в которой вижу недостатки по сравнению с другими, подобными. Не моё это!


Таня, встревоженная видом мужа, передохнула и улыбнулась — И ты из-за этого так переживал, дурачок?


Митя кивнул.


Это была правда, но не вся!


— Ну и ладно, забудь! Найдёшь работу. Дай я тебя поцелую — она привстала на цыпочках, сжала его лицо в ладонях, притянула и поцеловала.


— Иди отдыхай, кино посмотри. А я приду с работы, поставишь тесто на пирожки. Хочу пирожков с капустой. Да, тебе привет от Жуковых. Ну, пока.


Таня ушла на работу


Вечером позвонила Оксана — Митя, здравствуй. Всё-таки увольняешься. Я подписала заявление без отработки. Трудовую можешь забрать, когда тебе будет удобно. Завтра меня на работе не будет. Деньги, долг по зарплате, сброшу на неделе Митя, если ты напишешь рассказ, то я хотела бы быть первым читателем. Прости меня, ещё раз — и отключилась.



Прошло полгода и, как-то вечером, сидя перед монитором и просматривая файлы в папке «Проза», Митя наткнулся на текстовый файл без названия. Он уже хотел удалить его, но что-то шевельнулось в подсознании, и он открыл его.


Митя смотрел на чистый лист, а из памяти всплыло слово «Фактура».


Митя улыбнулся и напечатал


LАТЕNТIS


Замер, всматриваясь в монитор, и


Эпизод первый. Сестра


— Я слышала эту историю!


Она резко затормозила, свернув на обочину трассы…


Послесловие


Он написал рассказ и сбросил Оксане.


Она ответила на следующий день, сообщением на почту: Митя, здравствуй. Я пять раз прочла рассказ и читаю в шестой. Митя, я два раз кончила, и вся теку… ты написал так, как я хотела и описал всё, как я и представляла. Митя, я обожаю тебя. Митя, если захочешь кого-нибудь изнасиловать, звони мне! Я отдамся с радостью! Валера не против. Подглядывать и снимать на камеру никто не будет! Я обещаю!


Твоя… Оксана, (по) читательница и секс рабыня!!!


З. Ы. Смешная история


Я не смогу рассказать так, как рассказывал дядька. Я хохотал до коликов.


У дядьки заболел живот, и он пошёл к терапевту. Дядька жил в деревне, работал на ЗИЛке. Терапевт, замерив температуру и давление, спросила, что беспокоит? Уложила дядьку на кушетку и прощупала живот. Одевайтесь. Подозрение на гастрит. Я выписываю вам направление на зондирование: нужно сдать желудочный сок на анализ. Она протянула ему бумажку: завтра, к девяти утра, к одиннадцатому кабинету. С собой возьмёте пелёнку и полотенце. Вечером, после девяти, ничего не есть. С утра можно стакан воды и всё.


Утром, без пяти девять, он подошёл к 11 кабинету. У кабинета стояла женщина.


— За вами?


— Да они вызывают.


Дядька глянул на часы: без двух.


Приоткрылась дверь и выглянула медсестра — Савельев?


— Я!


— Направление! — она взяла бумажку — Пелёнка и полотенце?


— Вот!


— Заходите!


Она открыла дверь, и дядька зашёл


Медсестра, направляясь к столу у окна, бросила на ходу — Проходите на свободную кушетку


Дядька обводил взглядом кабинет и у него отвисала челюсть: вдоль стен стояли кушетки, отделённые одна от другой, перегородкой. На кушетках лежали и сидели мужчины и женщины. Те, что лежали, давясь, икая и рыгая, красные, как раки, все в слезах, слюнях и соплях, пытались заглотить резиновый шланг, толщиной с мизинец! Те, что сидели, тоже красные, как раки, вытирали полотенцами лица от слёз, соплей и слюней и, с ужасом, глядя на шланг, зажатый в кулаке, громко икали


Дядька закрыл рот и сглотнул комок, чувствуя, как подпирает тошнота


— Савельев! — обернулась медсестра — Проходите на свободную кушетку!


Дядька икнул и чувствуя, что его сейчас стошнит, выскочил из кабинета и рванул.


Живот, у дядьки, с тех пор не болел!


Рассказ опубликован: 14 января 2019 г. 16:44

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "LATENTIS"