NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


Игры и люди. Нет победителей, нет проигравших. Есть результат. Есть лишь то, что остается после игры.


Он любил рассказать о ней, показать фото. Какая, мол, шикарная. И вся его. Но, очень ему нравилась идея, что ее будет ебать другой. А лучше несколько других.


Собственно, с этим он и пришел. Забавно было смотреть. Девушка и правда была хороша.


— Ты понимаешь, что если это случится, то ты врядли сможешь ее контролировать и это будут уже не разговоры и мечты, это будут реальные хуи внутри твоей любимой, сперма на ее лице и в дырах, что ты будешь лишь зрителем, даже не участником?


Он уходил и от ответа, и от размышлений на эту тему. Но фантазировал он забавно. О ней я не знал ничего, лишь регулярно получал фото, иногда и видео. Ей нравилось позировать, она с удовольствием комментировала то, что делает, что происходит. С


Со смаком сосала хуй, играла языком, губами, без особого упора, но умело, зная свое дело. Рассказывала, как хочет спермы в рот, кай ей вкайф. Она говорила, что сосет член, но, казалось, хочет сказать, что хуй. Взгляд ее был шальным, возбужденно-похотливым. Казалось, она ждет большего. Но сам секс, при всей страсти, все же был довольно обычным. Она любила минет, быть сверху и иногда он ебал ее в очко. Она сама раздвигала жопу и выдыхала — давай. Ей нравилось. Ей очень нравилось.


Он же молчал о своих фантазиях. А потом жаловался, что так хочет, чтобы чужой хуй отпахал ее жопу и чтобы оттуда текла сперма…


— А ты будешь эту сперму собирать?


О нет, тут он все отрицал, но по судорожности этих ответов и отрицаний, было понятно, что он бы отлизал и вылизал даже без приказа.


С ней он боялся говорить, хотя и шел к этому все ближе, и день разговора был все ближе.


— Осознаешь, что должен будешь ей это сказать? Рассказать о фантазиях?


— Не могу…


— Можешь, не можешь, а хочешь. Ты говоришь только об этом. Ты же хочешь, чтобы я ее выебал?


После этой моей фразы, конечно же, он пропал.


И, ожидаемо, явился обратно через пару недель.


Я откровенно веселился.


— Кто это к нам пришел, что, дозрел?


— Я, нет, пожалуйста, не говори так. Я послал тебе фото и видео.


— Ну, что ты, сосунок, как говорить и с кем, я решу без тебя, так понятно?


— Я, нет, я… Посмотрите, пожалуйста, видео.


Сюрприз был не такой уж сюрприз.


С ним заговорила она. Сама.


Антураж был знатным. Хуй во рту и, судя по движениям, она поебывала его пальцами в очко. Ее губы мерно ходили по стволу, он постанывал, она выпускала хуй из рта и нежно работала языком поверх головки. И в промежутках она рассказывала ему, что хочет попробовать вдвоем, чтоб он и другой мужчина, что ей интересн, и можно даже двойное, и чтобы он не думал, это просто фантазия. И пальцы ее все жестче работали в его жопе, он стонал, она хлюпала ртом на хую.


Заводило это обоих. Сильно.


Он кончал, сжимая ее голову, и она принимала сперму в рот, возбужденно, похотливо.


— Ну хватит снимать, иди лучше поцелуй меня…


Видео оборвалось.


— Что, понравилась сперма, малыш?


— Откуда вы знаете…


Сперма ему понравилась. И пальцы в жопе. И ее предложение. И еще дважды в эту ночь они были очень близки. Очень. И она попросила грубее. И он опять целовал ее рот в сперме.


— Она хочет увидеться с вами.


— Неожиданно. И что же ты ей поведал?


— Ничего… Сказал, что товарищ, и, что можно попробовать реализовать мечты…


— Сам то понимаешь, как нелепо это звучало? Товарищ, о котором она не знает, но которому ты готов ее отдать. Она, поди и слова против не сказала?


— Да… Откуда вы знаете… Как…


— Я пообщаюсь. Пусть придет в чат лично. Без тебя.


Она пришла через день.


Была напориста, даже развязна что-ли. От страху. От возбуждения, от желания. И это было видно.


Треп был светский, на фоне дикого напряжения.


— Хочешь?


Она как-то сразу сникла. Глаза забегали.


— Хочу. Но боюсь. Это все неправильно.


— Что ж неправильного. Ты хочешь, он хочет. Чтобы и нет.


— Да, это всего-лишь игра…


— Смотря кто, кем, и как играет. Не игра ли управляет тобой?


Она стушевалась. Впрочем, быстро отошла.


Мы мило пообщались. Я не особо церемонился. Она вздрагивала от каждого «хуй», «жопа», «пизда».


— Ты еще покрасней, шлюха


— Я нет…


— Расслабься, девочка, кто ты ясно и очевидно. Просто проговори это вслух — я шлюха, я блядь, я шалава.


Она шептала, даже скорее бормотала. Читалось дичайшее возбуждение. Казалось, будто стена, волнаа похоти шла от нее.


Взгляд возбужденный. Видно, что хочет многого, что уже в ушах звенит от желания.


— Итак, ты хочешь ебаться с другим, с другими, а он пусть смотрит?


Она туманно смотрела на меня и говорилаа, все более и более уверенно.


— Хочу. И чтоб он не мог… Ничего. Только смотреть. От одной этой мысли я схожу с ума.


— А мысль о том, что он и смотреть не будет, а лишь ждать, когда же ты явишься, вся разъебанная и довольная, тебе не пугает?


— Это, наверное, слишком…


Она как-то опять стала неуверенна.


— Тем не менее. Ты часто дрочишь?


— Да, очень.


— И все фантазии вокруг этого?


— Нет, совсем нет. Я вижу это. Группу. И вот то, о чем вы сказали, что он ждет. Но это не самое возбуждающее, я даже не знаю, как это объяснить…


— Ты хочешь подчиниться. Чтобы это была не просто измена, но и обладание тобой. Муж тебе нее хозяин, так тебе нужен хозяин.


— Подчинится…


— Да, чтобы от тебя не особо зависело то, что с тобой делают.


— Подчиниться…


— Побормочи, подумай. Возвращайся.


Она звонила еще трижды. Я не ответил. Она писала. Как-то прямо унижалась. Просила. Ответил, что напишу или позвоню ей сам, запретил им секс на неделю и ей дрочить.


И она согласилась.


Через пару недель я наабрал ее. Посреди рабочего дня. Она попробовала было сказать, что, мол, говорить не может.


— Это будет наш последний разговор.


И она понеслась куда-то в туалет или подсобку из своего душного офиса.


— Что, заводит мысль о принадлежности?


— Меня заводите вы.


— Как успехи в личной жизни?


— Я не даю. Не дрочу. Я так хочу кончить. Не думала, что мысль о том, что я нее смогу этого сделать без разрешения так заводит.


— Не разрешение, сука, а приказ. Ощути разницу


— Да. Я могу называть вас Хозяином?


— Эй, детка, ты стоишь посреди рабочеего дня, прячешься где-то по углам и у тебя лишь одна мысль буду ли я твоим хозяином?


— Да. Да. Это что-то безумное, но я хочу.


— Ты говорила с ним об этом?


— Да. Он ждет.


Она отправилась работать. Попросила встречи.


С ним же ситуация шла еще быстрее. Он бесконечно унижался, просил разрешить что-нибудь сделать с ней. Плакал. Выл. Попробовал было угрожать, но сам же сник.


— Ее будут ебать. И не ты. Не этого ли ты хотел?


— Я думал это будеет зависеть от меня, что она будет просить разрешения. Что я смогу это прекратить.


— Ты можешь. Просто оставь ее и все.


— Я не могу… Я схожу с ума.


Сумасшедшая семья.


Через неделю я позволил им секс. На камеру.


Он ебал ее во все дыры, но как-то покорно, молча, как инструмент. Она же отдавал ему приказы и указания и стонала, выла, умоляла. Она постоянно о чем-то просила, переспрашивала, ее откровенно несло.


Пара ее оргазмов, пара его. Сперма на его лице и во рту. Ее пальцы заталкивающие семя в его пасть. Покорные глаза обоих. И нестихающая страсть, похоть…


На следущий день они писали как-то по очереди.


Он просил прекратить. Она просила личной встречи. Казалось, что это согласовано.


— Что, хочешь ему сказать — пока милый — я ебаться?


— Нет, я хочу увидеть вас, узнать, познакомиться. Я хочу вас.


— А зачем ты мне?


— Я, я… Я буду покорна.


— Подумаем. Пока поживите как и жили, кролики.


Он же был в ярости. Заваливал меня то гневными вопросами, то замолкал. Впрочем, истерика была понятна. Мальчик заигрался и чувствовал, что еще немного и он упадет ниже некуда. Хотя, знал ли он возможные глубинах это самого падения. Думаю, подозревал.


Я улетел в командировку. И пару недель ограничивал общение. Они слегка остыли.


И я назначил ей встречу. Два дня она молчала. Но согласилась. И приехала.


Мы пили кофе. Я рассматривал ее. В жизни она оказалась горааздо интереснее, чем на фото или видео. Она была улыбчивая, притягательнаа и очень обаятельна. Мы побродили вокруг да около. О снаах, о книгах. И перешли к личному.


— Зачем ты пришла?


— Вы позвали


— Ты же понимаешь, что может быть дальше?


— Да


И она опустила глаза. Стала мять край скатерти. Слегка покраснела.


— Что, малышка, подумала, а вдуг выебут и вот оно, то самое?


Она медлила с ответом. Будто собиралась.


— Да, но не совсем. Я понимаю, что вы просто можете… Ну…


— Выебать тебя?


— Да… Но это и не самое главное


— А что же главное для тебя здесь?


— Что вы можете приказать.


— А ты можешь подчиниться?


— Да.


Она смотрела на меня в упор, слегка испуганно, но тот самый похотливый отблеск уже поднимался из глубин ее серых глаз.


— Могу, но не стану. Мне было приятно провести с тобой время, ты мила. Мужу привет.


Я встал и она вдруг ухватила мою руку. Сжала. И, сидя, чуть подавшись вперед зашептала.


— Пожалуйста, нет, я не хочу так, я хочу с вами…


— Посмотри на меня


Она подняла глаза. И Все. Лишь похоть. Желание. И слезы.


— Я подумаю, но не сегодня. Веди себя хорошо.


Каждый день она писала. Что ждет. И хочет. И готова.


Вопрос был в том, на что же она готова.


Я позвонил ему. И мы встретились. Он пытался держаться дружески. Но плыл.


— Ты знаешь, что я виделся с твоей женой?


— Да.


Он отвел глаза. И стал теребить салфетку.


— Понимаешь зачем?


Он вдруг стал рассказывать сбивчиво, полушепотом, но подробно. Он ждал ее в тот день, зная куда она пошла. Что вот она придет, наконец, отъебанная и, что он будет с ней, будет вылизывать ее тело, дыры, что так сладко бы было получить и чужой спермы…


А оказалось, что ничегео не было. Она была расстроена и даже зла. Влепила ему пощечину, орала, а потом стала дрочить, стоя над ним, и он видел как она себя ебет, как трет клитор, как она течет. А он лежал на полу под ее тело, между ее ног и сходил с ума. Она нее позволила ему дрочить. Оскорбляла его, рассказывала, как хочет не его и, чего, собственно, хочет, как. Кончила. Села ему лицо, долго топила его голву между ног. А потом просто подоила его, надрочив. Он быстро кончил. Пощечины сыпались одна за одной, он вылизывал свою же сперму с пола.


Он сходил с ума от возбудения.


Ему понравилось. Вдруг. Все, то, что с ним произошло.


— Это вы ее заставили?


— Нет. Я ее и пальцем не тронул. Вероятно, это то, чего вы хотели. Ты будешь ждать, а она будет… моя


Он молчал.


— Я не знаю, что мне делать.


— Вы же живете одной жизнью и вполне нормальной. Ну, секс и секс.


— Это стоит между нами. Я хочу еще. И она хочет. И жестче что-ли…


Вот так оборот.


— Ты хочешь жестче?


— Я хочу ее такую, злую, яростную, возбужденную. Я хочу ее еще сильнее обычного и тот контроль, который был мне очень понравился.


Вот так поворот.


— Я то тут при чем?


— Возьмите нас.


Неоднозначно. То ли к себе, то ли их, то ли делай, что захочешь.


— Я не большой любитель пар. Особенно таких. Мне нравится она. Ее можно воспитывать, судя по всему она та еще похотливая тварь. А вот, что мне делать с тобой? Таких вот как ты девочек, я не люблю.


— Я, нет, я не девочка…


— Милый, ты подумал, что будет дальше. Тебя ведь будут ебать. Как бабу. Как нижнее существо. Ты будешь вылизвать ее дыры и отсасывать хуи ее же ебарей. Рано или поздно ты тоже встанешь раком, рядом с ней. Осознаешь?


— Я не думал об этом.


— Вы зашли далеко. Стоит оно того?


— Стоит. Я так никогда не был заведен. И она.


— Меня интересует она, как нижняя. Не как проститутка, которую можно сдавать в аренду, а как моя личная вещь, игрушка. Что мне делать с тобой?


Неожиданно, но он не колебался.


— Что хотите. С ней. Я, я… Я готов ждать и учиться.


Гонки по вертикали. Все-то у них повороты с разворотами.


Мы увиделись с ней через пару дней. И сразу дома. Без кафе, прилюдий и бесед.


Красивое тело. Нежна кожа. Некрупная грудь, острые соски. Широкие бедра. Мягкий животик. Она была очень сексуальна. И она очень хотела.


Пощечины, приказы, пощечины. Она была покорна. Ее тело покрывалось следами от щипков, шлепков, яркие следы оставил ремень на жопе, на груди, пизду трогать я не стал.


Она подчинялась без сопротивления. Делала все. Вздрагивал от каждого оскорбления. И стонала от каждого касания.


Она стояла против меня, в ее пизде были мои пальцы и я тянул ее вверх, онаа насаживалась и сдерживалась, чтобы не стонать. И этот момент — стоять глаза в глаза — и видеть ее покорность и ее бесконечное желание — был самым ярким. Я оставил ее ночевать, позволил спать в ногам. Она мучалась, но укладывалась.


Поутру с большим смаком и удовольствием сосала, принимая сперму.


Служила, пока я умывался, подавала полотенце, таскала белье и одежду.


Заметно было, что вот эти моменты именно обслуживания, будучи голой, внизу и физически и морально, ей нравятся особенно.


— На сегодня достаточно


— У меня есть к вам просьба.


— Что, спермы мужу хочешь отнести?


— Да…


— Спустить тебе в очко?


— Я… Я не знаю. Как вы пожелаете.


И я кончил ей в жопу, хорошенько рзъебав ее дыру и пальцами и хуем. Поверх вчерашних следов было особенно приятно шлепать и сжимать ее тело. Она выла, стонала, захлебывалась похотью.


Текло по ногам, она быстро одевалась.


— Наклонись


Она задрала юбку. Склонилась вперед. Поверх трусов проступало пятно. Бедра изнутри влажно блестели.


— Что, вкайф тебе, сука, быть со спермой Хозяина в жопе?


— Да, Хозяин, да.


Она упала на колени, опять ухватила меня за руку и стала целовать, бормотать.


— Пожалуйста, делайте со мной, что захотите. Я хочучасто быть вот так, внизу. Это очень-очень вкусно. Я хочу еще. Не оставляйте меня.


Гонки продолжаются. Вираж за виражом.


Вечером она прислала видео. Он лижет ее грязные трусы, старается, а она подробно рассказывает ему, что и как с ней было, попутно спрашивая, ждал ли он ее, скучал ли. Она унижала, он унижался.


Он лизал ее дыры и умолял позволить кончить, она лишь отвешивала пощечины, плевки, откровенно глумилась, ебла его в рот, сидя пиздой на лице.


— Давай, давай покажи Хозяину какие мы покорные.


И они оба, стоя раком, вываливали языки и просили спермы. Она позволила ему кончить, слизала сперму с пола и понесла ему в рот. Они передавали ее друг другу. Она дала ему пощечину, плюнула сверху вниз ему в рот, сжала его челюсть.


— Ну, что, хочешь хозяйский хуй в рот?


Помотрела в камеру.


— Хочу…


В камеру теперь смотрел он.


Он не сказал, а простонал это.


— Вот мы и готовы, Хозяин. Оба.


Финальный ли это вираж? Лишь начало.


Рассказ опубликован: 8 августа 2019 г. 20:59

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Инга и Роман. Поворот"