Анна в поисках работы
5 из 5
уже прочитали: 49 человек
оставили отзыв: 0
время прочтения:  17 минут
5 из 5
уже прочитали: 49 человек
оставили отзыв:  0
время прочтения:  17 минут

NEW Аудио версия порно рассказа:


Лучшие проститутки Одессы xxxodessa.net


— Ну пожалуйста, Денис Михайлович, поймите меня! — Сквозь крокодильи слезы умоляла девушка. — Меня никак нельзя отчислять, иначе я пропаду в этом ужасном мире…


— Да что ты, деточка. Прямо-таки пропадешь… — Мужчина задумчиво перелистывал личное дело, оперев голову на руку, то и дело переводя взгляд на студентку. — … Видимо, пока ты не завалилась на пересдаче, ты не думала об этом ужасном мире и как в нем выжить… Анна, как вас по батюшке… — Перевернув дело на лицевую сторону он бросил взгляд на отчество и добавил: — … Викторовна…


Анна Викторовна сидела на стуле возле декана и, то и дело высмаркивалась в свой белый носовой платочек. Глаза покраснели и стали похожи на два кровавых шарика, из которых постоянно сочилась соленая вода. Девушка, сквозь всхлипы смотрела на декана, в надежде на его благородство и доброту:


— Я честно пыталась все выучить, Денис Михайлович… — На секунду она задумалась и отрешенно отвела взгляд от стола, за которым сидел декан. — … Просто… Понимаете… У меня в семье сейчас не все благополучно…


Денис Михайлович оторвал взгляд от личного дела и, опершись на локти, заинтересованно уставился на Аню:


— Интересно… И что же случилось?


Денис Михайлович имел дурацкую привычку вертеть что-то в руках. Для этого подходило все, что могло найтись поблизости. Особенно сильно это проявлялось во время долгих перерывов между перекурами. Отсутствие никотина в крови не на шутку расшатывало его нервы и это был один из немногочисленных способов отвлечь себя. Вот и сейчас, нащупав руками карандаш, он принялся яростно его вертеть.


— Понимаете… — Повторила она: — … Моя мама тяжело заболела… И за ней нужен постоянный уход. Отец постоянно на работе и только я могу ухаживать за ней до его прихода…


На последней фразе она снова начала сморкаться в платок, который от ее выделений промок насквозь и стал неприятно холодным.


— Ну все, все… — Декан отложил карандаш в сторону и наклонился поближе к студентке: — Продолжай — мама заболела…


Девушка всхлипнула и подняла краснеющие глаза на Дениса Михайловича:


— Родители живут в Дзержинском, ехать далеко, поэтому-то у меня столько прогулов. Понимаете, я пыталась учить и на лекциях, и в дороге… Но вся эта ситуация прямо выбила из колеи…


— А другие родственники? — Поинтересовался Декан.


— Бабушка есть, но она живет далеко и не сможет переехать к родителям… Да и ей самой тяжело будет, ей уже 82 года…


— Так в чем проблема? Принесешь справки, отчислим по уважительной причине. У тебя будет 5 лет на восстановление, думаю уж за это время и мать на поправку пойдет… Что за болезнь то? — Денис Михайлович нашел новую жертву для утешения своих нервов и с чувством удовлетворения откинулся в кресле, держа в руках степлер.


— Мм… Туберкулез. Врачи сказали, что ей необходимы очень дорогие лекарства и постоянный уход… — Промолвила Аня. — … Поэтому мне пришлось еще и на работу устроится на полставки…


Лицо декана изменилось с заинтересованного, на настороженное, а степлер отправился обратно на стол.


Ничего себе… Ту-бер-ку-лез… — Задумчиво проговорил он, чеканя каждый слог. — И значит она лежит дома, а ты за ней ухаживаешь… И даже на работу пошла…


— Да, целыми днями… — Ответила Аня, отстегнув верхнюю пуговку со своей строгой белой блузки, давая путь свежему кислороду для взопревшего тела. — Я уже умираю от такого графика — ВУЗ, мама, работа…


Денис Михайлович слегка откатился на кресле и встал. Подойдя к окну, он закачал головой, при этом цокая языком:


— Деточка… Теперь я понимаю, почему тебе так тяжело учиться…


— Да, Денис Михайлович, я бы точно… — Аня привстала со стула, но декан не дал ей встать, подойдя сзади вплотную и усадив обратно, держа за плечи…


— Тебе тяжело у нас учиться, потому что ты ничего не учишь и, видимо, ничему не хочешь обучаться… — Строгим тоном начал он. — … Туберкулез, деточка — это инфекционное заболевание. Чахотка — по-простому. И больных туберкулезом, обычно лечат в больницах, в так называемых изоляционных палатах, чтобы они не переносили инфекцию на других людей, а никак не дома…


Лицо Анны Викторовны приобрело некую гримасу отчаяния и разочарования. Слезы, как по приказу, прекратили течь, оставив после себя черные разводы туши для ресниц и багровое личико.


— … Поэтому, сеанс сказок на сегодня закончен, за обходным листом придешь через неделю…


— Денис Михайлович… — Девушка приложила усилия, чтобы вскочить со стула и прижалась всем телом к декану, обхватив его за талию.


Денис Михайлович не ожидал такой прыти от студентки, поэтому на несколько секунд его тело впало в ступор.


Аня тем временем все сильнее вминала свое тело в декана. Ее небольшая грудь, замаскированная пуш-апом отчетливо ерзала по худощавому телу, а губки всеми силами тянулись к его шее.


Денис Михайлович был очень худым и высоким человеком. При росте в 190 сантиметров он умудрялся весить 73 килограмма. Всю жизнь проработав в университете, он так и не накопил необходимые веса для прохождения воинской службы, или удержания самого себя на поверхности земли во время сильного ветра. Однако, определенно его выручали шикарные усы, прямо как у Александра Яковлевича Розенбаума. Жаль, что дотянуться до них, у Анны не было никакой возможности.


Придя в себя, Денис Михайлович с силой оттолкнул от себя пышущую страстью девушку, от чего та впечаталась в некрасивый бежевый шкаф, слегка его пошатнув. Ее дыхание участилось, а строгая блузка вылезала из-под еще более строгой черной юбки.


— Вы что себе позволяете?… — Возмущенно заявил декан, поправляя свой супер-строгий галстук. — Я, между прочим, женатый человек!


Аня снова ринулась к декану, в этот раз схватив его за руки.


— Денис Михайлович, простите меня, дуру! Не знаю, что на меня нашло. Наверное… Всему виной ваши усы… Они такие… такие… — Сказав это, она провела пальчиками по его растительности.


— Так, прекратите! — Сказал декан, уже более мягко. — Короче… право на восстановление я у тебя отнять не могу. Если до конца семестра восстановишься — молодец. Если нет — то нет…


— Мне никак нельзя восстанавливаться, Денис Михайлович! Мне нужно продолжать учиться прямо сейчас… — Тараторила Аня, все еще держа декана за руку. — … Неужели ничего нельзя сделать?


Она заглянула в его глаза с такой мольбой, что декан не мог сопротивляться. Покачав головой, он отстранил девушку от себя и снова уселся в кресло.


— Садись. — Сказал он, указав на стул, на котором Аня сидела ранее.


Декан взял первый попавшийся листок и начал что-то чертить карандашом.


Аня села в кресло и наблюдала за его действиями. На листке, который она видела в перевернутом виде отчетливо появлялось некое число «0002». Закончив писать, Денис Михайлович протянул листок в руки девушке.


— У тебя есть месяц. Считай просто еще одна оплата за учебный год… Принесешь — и забыли про отчисление. — Заключил он.


От увиденной суммы, у Ани глаза на лоб полезли. На дворе стоял 2008 год, поэтому это были очень большие деньги. Двести тысяч для нее были не по силам. Она могла бы попросить эту сумму у родителей… Но в этом и была вся суть! Родители не должны ничего узнать, иначе конец вольготной жизни обеспечен. Если же они узнают, что она отчислена, денежный поток тотчас же оборвется и ей придется пойти на работу…


— Но Денис Михайлович… У меня нет таких денег… — Прошептала Анна.


— А это, деточка, уже не мои проблемы… — Ответил декан, откинувшись в кресле. — На работу, ты говоришь, уже устроилась. Займи. У друзей. У Родителей. Ну что, по рукам? — Сказав это, он протянул ей правую руку.


Мозговой штурм в голове девушки продлился ровно три секунды, после чего отчаяние на ее лице сменилось на решительность и она воинственно бросила свою руку в ответ. Рукопожатие состоялось.


— По рукам!


Однако декан не торопился отпускать руку девушки…


— Ну и раз уж ты сама начала… — Заявил он, приподняв левую бровь. — Предлагаю немного расслабиться…


С этими словами он разжал ладонь непонимающей девушки и, вскочив с кресла направился к двери.


— Что… начала? — Поинтересовалась девушка, провожая декана взглядом.


— Ну вот эти твои… Объятия, «усы у вас такие… «. — Пояснил декан, закрывая дверь в кабинет на ключ. — Сама понимаешь, месяц долго будет идти. Какую я тебе хорошую отсрочку дал, да? Никому не даю, а вот тебе дал! — Закончил он и вернулся в свое кресло.


— А как же ваша жена? — Спросила Аня, скорее для проформы, понимая, что уже не отвертеться.


— Ну а что — жена? Жена — дома. — Ответил Декан, расстегивая ширинку на брюках. — Сейчас вот доработаю и поеду домой. А там — жена.


С этими словами он вытащил из брюк свой вялый член, обильно покрытый морщинами и венами. Корень ствола окружал целый кустарник из черных колючих волос, из-за которого еле просвечивали морщинистые яйца. Обхватив член рукой, Денис Михайлович принялся неспешно его поднимать в боевую стойку, при этом рассматривая свою студентку.


— Денис Михайлович, у вас защита есть? — Спросила Аня и, приподнимаясь со стула, расстегнула застежку на юбке, от чего та элегантно спустилась до лодыжек.


— Да брось ты… — Декан махнул на нее рукой. — Какая мне защита, уж шестой десяток пошел.


— Шестой десяток, а на молоденьких то встает. — Игриво сказала она, заметив набухающий член.


Сняв туфли, она осталась в одних трусиках и блузке, под которой еще томился лифчик. Старик совершенно ее не привлекал, поэтому трусики были абсолютно сухими.


Подойдя вплотную к креслу, она положила руки на его колени и собиралась уже было начать, как декан ее остановил.


— Приспусти трусики, хочу тебя попробовать. — Сказал он ей, не отрываясь от мастурбации.


Аня послушно опустила трусы чуть ниже, оголяя для него свою промежность. Ухватив руками область лобка, она потянула кожу вверх, открывая вид на маленький клитор и раздвинутые половые губы.


Наклонившись до уровня ее щелочки, декан прошелся своими шикарными усами по гладко выбритому лобку, доставляя девушке дискомфорт. Однако она и виду не подала, стараясь одаривать его похотливыми взглядами.


— Как у тебя тут гладенько все… — Прокомментировал Денис Михайлович продолжая елозить усами по лобку студентки и с упоением вдыхать женские ароматы. — Хорошая пизденка…


Вдоволь насладившись лобковой костью, он провел языком по щелке снизу-вверх и потянул девушку за руку.


— Давай…


Аня опускалась на колени, становясь все ближе к стариковскому члену, который уже достиг своей максимальной длины. В близи он оказался довольно большим, едва не дотягивал до двадцати сантиметров. Впрочем, при таком-то росте это не удивительно. Осмотрев визуально агрегат декана, Аня ухватила его за головку и попробовала на вкус.


Старик, к сожалению, не шибко следил за гигиеной и от члена исходил неприятный запах мочи, вперемешку с потом и еще бог знает какими выделениями. Многих бы отпугнула такая зарисовка, но только не Анну Викторовну. Смирившись со своей участью и «стиснув зубы в кулак» она смело принялась за работу.


Ощутив на своем члене девичьи губки, старый декан тут же мысленно вернулся во времена своей не самой бурной молодости. Бакалавриат, магистратура…"Каланча» и прочие юношеские переживания. Однажды он написал младшекурснице курсовую, а она за это, так же как сейчас, сделала ему первый в жизни минет. Не бог весть как, с зубами, но ему этого было достаточно. Потом кафедра международного бизнеса в Плешке, повышение, жена…


И вот теперь, довольный декан факультета гостинично-ресторанной индустрии им. Плеханова дает в рот молоденькой бестолковой девице, что событие нечастое в его жизни. Обычно девушки сразу идут в отказ, хотя казалось бы… Что тут такого? Дать в жопу какому-то тупице за гаражами — это они за милую душу. А декану факультета гостинично-ресторанной индустрии, видите ли, ни-ни…


Анна Викторовна же, несмотря на предрассудки, старалась отработать как следует. Горький привкус мочи во рту не вызывал ничего приятного, однако она с чувством, с толком и расстановкой отправляла член декана в свой милый ротик. Вьющиеся каштановые волосы трепались при каждом ее действии. Устроившись по удобнее на полу перед креслом, она оставила свой рот на члене, а свободными руками производились попытки откопать в зарослях лобковых волос два морщинистых яйца, которые от возбуждения превратились в один морщинистый шарик. Нащупав пальчиками яички, Аня принялась их сжимать, надеясь, что это немного ускорит процесс эякуляции.


Денис Михайлович развалился в кресле и балдел от работы студентки. Последний коитус был довольно давно, поэтому каждое движение языка, каждый заглот его члена он ощущал как праздник.


— Я скоро… — прошептал декан и не успев закончить фразу, начал кончать девчонке в ротик.


Аня успела среагировать. Выплюнув член изо рта, она отвела ствол от себя и вся жидкость стреляла на пол перед столом.


— Эй, ну ты чего? — Недовольно произнес декан. — Я так хотел тебе все в ротик спустить!


Мне еще домой ехать, а если бы вы мне на одежду или волосы попали? — Так же недовольно ответила Аня.


— Вот все вам бабам не то… — Запричитал Денис Михайлович и встал со стула.


Подхватив барышню за подмышки, он аккуратно пристроил ее на кресло так, что лицо упиралось в спинку. Во время всех этих манипуляций, трусики, что держались на бедрах, предательски соскочили до ступней, открыв декану взор на все ее две прелести.


— Эй, эй! Я думала только пососу… — Заявила Аня, повернув голову к декану, который пытался привести опавшего офицера в чувство.


— Так… Давай вот без этого. — Сказал декан. — Я аккуратно в пизденку засажу и все…


Слова были сказаны, вот только они не прикреплялись действиями. Член сморщился до размера большого пальца и не желал вновь подниматься, как бы он его не шерудил своими длинными костлявыми пальцами.


Наблюдая за действиями Дениса Михайловича, Анна Викторовна вздыхала о своей нелегкой судьбе. Об отчислении, о взятке, о планах декана на ее влагалище, о реакции родителей на все это дело. От всех этих раздумий ей стало так тоскливо, что она решила потихоньку начать акт сама.


Послюнявив хорошенько ручки, она провела ладонью по поверхности вагины, оставляя блестящий след на коже и створках пещеры. Получив немного влаги, клитор начал немного расцветать, слегка увеличиваясь в размерах. Оттопырив немного попу, для удобства, Анна Викторовна стала постепенно отправлять по очереди пальчики, прямо внутрь влагалища. Внутри ощущалось тепло, которого так не хватало в данный момент одинокой девушке, вынужденной ждать, пока ей наконец присунет костлявый старикашка. Пальчики погружались все глубже и глубже, расширяя стенки влагалища и увлажняя все на их пути.


Декан с наслаждением наблюдал за этой сценой, не переставая наяривать свой вялый стручок и наконец почувствовал обратную связь. Кровь пошла по артериям и сосудам прямо к головке, увеличивая ее в размерах. Не тратя время на лишнее он сразу пристроился к заднице, оперативно смочил член своей слюной и отправил его в след за пальчиками девчушки.


Почувствовав в себе довольно крупный продолговатый предмет, Анну качнуло вперед и лицо уперлось в спинку кресла. Член вошел довольно туго, отчего ее пальчики сразу выскользнули из отверстия. Неловко балансируя на кресле, девушка пыталась принимать в себя член декана, который орудовал им «не слишком умело, для столь умудренного мужчины». Но вслух она об этом не говорила.


— Ооох… А он довольно туго идет… — Загудела девушка сквозь кожу спинки кресла.


— Это нормально… Сейчас разгуляется… — Ответил Денис Михайлович, продолжая втыкать в нее свой член.


Головка продвигалась все дальше внутрь влагалища, проминая себе дорогу в складках стенок. С каждым движением член ускорялся и углублялся, пока не вошел на всю длину.


— Ай… ай… помедленней, я же тебе не лошадь. — Огрызнулась Аня.


Денис Михайлович продолжал свою работу, не обращая внимание на жалобы студентки. Опершись руками на ее аппетитную белую попку, он все сильнее долбил дырочку, а его яйца звонко шлепали по девичьему лобку, в такт каждому движению.


— Ты не лошадь… Ты на дочку мою похожа… — Как бы между делом пояснил он. — Только моя постарше на четыре года…


— … И… ты… сей… час… ре… шил об этом сказать? — Возмутилась Аня, сбивчиво извлекая фразы. — Ты что… изврат?..


— Любовь к дочери — это не изврат! Она очень на тебя похожа, даже фигурка такая же… — Забивая член в девушку, возразил он. — … Только сиськи у нее побольше… — Добавил он, обхватив двумя руками грудь Ани.


— Мо… жет ты и ее тра… хал? — Спросила Аня, ухватившись покрепче за спинку стула и выпрямившись.


— Нет, боюсь мне этого не светит… — С тоской ухмыльнулся декан. — Она же не ты, глупая потаскушка, которую может любой трахнуть…


— Эй полегче на поворотах, дружок! — Воскликнула студентка. — Я тебе не шалава!


— Конечно… — продолжил он, ускоряя темп. — … Не… Шалава…


Последние слова сопроводились дрожью в его костлявом теле, и он из последних сил вогнал член на полную длину. Наступил разряд, и сперма хлынула из отверстия заливая матку до краев…


— Да не в меня же… — Охнула Аня. — … Мудак!


Спустив последние капли, член начал резко опадать и со свистом вылетел из влагалища. Вытерев его об левую половинку попы, ладонью он шлепнул девушку по правой половинке и заявил:


— Все! Это было отлично, деточка. А теперь одевайся и дуй на все четыре стороны.


Из девушки вырвался вздох облегчения. Самая легкая часть договора выполнена, осталось дело за самой тяжелой. Поднявшись с кресла, она сжала булочки и поковыляла к стулу, на котором ютилась ее сумка. В ней хранилась пачка салфеток, так необходимая на всякий случай. Достав пару салфеток, она аккуратно протерла лобок и вход во влагалище от вытекающей спермы. Хорошо, что блузка не запачкалась в стариковской сперме…


Пока Анна наводила туалет, Денис Михайлович убрал член обратно в брюки и отпер дверь. Подойдя к окну, он приоткрыл форточку, запустив в кабинет холодный свежий воздух. На улице шел приятный белый снег, неспешно погружавшийся на крыши автомобилей, и тут же таял…


— Значит так, жду тебя ровно через месяц с деньгами. С ректором я по твоему вопросу все улажу. Так и быть, до конца марта можешь здесь не появляться. Однако после этого посещение и экзамены никто не отменял.


— А если я не успею собрать деньги? — Спросила Аня, надевая трусики.


Декан плюхнулся в кресло и уставился на студентку.


— Ну если не успеешь… Значит не будешь здесь учиться. — Заключил он. — Это Высшее Учебное Заведение. Здесь — либо учиться… Либо платить… Либо как ты — все вместе и с причмокиванием. — Добавил он и рассмеялся.


— Очень смешно, Денис Михайлович… Не забудьте с пола убрать… — Крикнула она через плечо.


Девушка покинула кабинет декана и направилась в уборную. Декан отъехал на кресле от стола и уставился на пол, на котором красовались белые пятна…


Добравшись до туалета, Аня влетела в кабинку и закрыла дверь на щеколду. Черная юбка тотчас слетела вниз, за ней последовали и красивые трусики, успевшие промокнуть от вытекающей спермы декана. Девушка плюхнулась на унитаз и принялась справлять нужду. Давление мочи доставляло приятное удовольствие и легкий зуд в области половых губ. «Хоть какое-то приятное чувство за вечер» — Подумала она.


Закончив писать, девушка, не вставая с унитаза потянулась к сумочке. Там, среди прочих полезных вещей был флакончик с хлоргексидином, который она сразу открыла и направила в отверстие влагалища. Как следует промыв организм от стариковского семени, Аня выпорхнула из кабинки и прильнула к старенькому зеркалу над умывальником. Неудачно разыгранный концерт перед деканом, превратил ее дневной макияж в черное месиво вокруг верхней половины лица. Смыв весь этот кошмар, она быстро навела легкий марафет и выпорхнула из уборной.


В раздевалке уже было тихо, лишь охранник лениво бродил по первому этажу. На электронных часах, повешенных перед лестницей, красовались цифры»20:15«.


Завидев Аню, охранник приветственно помахал ей рукой.


— Здорово, Лешерова! Не видел, как ты пришла, где пропадала?


Спрыгнув с последней ступеньки, Аня прошла мимо охранника, мило ему улыбнувшись.


— Привет, Алексей. И тебе не хворать. Я по семейным обстоятельствам отсутствовала.


Девушка зашла в раздевалку и направилась к крючку со своей одеждой. Охранник Алексей же присел на лавку у входа в раздевалку и продолжил донимать девушку вопросами:


— Случилось что? С родными? — Крикнул он в раздевалку, однако эхо разнесло его вопрос по всему этажу.


— Да нет… Так… Поездка важная была… — Донеслось из недр раздевалки.


Анна Викторовна была очень популярной, как на факультете, так и во всем институте. Не сказать, что она обладала какими-то сверхданными, однако было что-то в ней такое притягательное. Симпатичная курносая мордашка, не слишком длинные кудряшки и большие зеленые глаза… Пожалуй ее главное достоинство, перекрывающее любое другое. Такие глаза могли выделяться из тысячи других, выжигая все на своем пути темно-зеленым пламенем. Вкупе с ее стройной фигурой она была похожа на волшебницу из Гарри Поттера, с какого-нибудь Слизерина. Поэтому фанатов у нее было хоть отбавляй. Так и охранник Леша был не исключением. Однако с деканом ей до поры до времени везло. Он даже не знал о ее физическом существовании, лишь Имя_Фамилия.


— А чего ты сегодня так поздно? С деканата что ли? — Не унимался Алексей.


Аня вышла из раздевалки, кинув свое зимнее пальтишко прямо на охранника и пристроилась рядом с ним на скамейку, доставая из пакета сапоги.


— Все тебе расскажи, товарищ Алексей… — Промурлыкала она, натягивая сапожки.


— Ну как, я же охранник… Должен знать о тех, кого охраняю… — Смущенно промычал Алексей, протягивая девушке пальто.


Аня, отряхнувшись, встала со скамейки и направилась к большому зеркалу, висящему напротив раздевалки, на ходу окликнув Алексея:


— Леша, не стой столбом. Помоги мне с пальто…


Дорога домой прошла без происшествий. Проехав одну станцию на метро, девушка оказалась на Тульской. Через пару кварталов от станции она дошла до дома, где снимала квартиру. Снег шел весь день без остановки, разводя на дорогах грязные лужи. Ее элегантные сапожки утопали в комьях снега, смешанного с грязью, и покрывались некрасивыми черными капельками. Подходы к дому были в лучшем состоянии, нежели общие дороги, благодаря местным дворникам. Зайдя в многоэтажку, Аня прошмыгнула мимо консьержки, которая уже клевала носом и отправилась прямиком к лифту. На ее этаже, как всегда, перегорела лампочка и путь к квартире показывало лишь одинокое окно, через которое свет уличных фонарей пробивался в здание.


В квартире стоял приятный запах алкоголя. Скинув верхнюю одежду на вешалку, она мигом раскидала свои испачканные сапоги по прихожей и принялась за блузку.


— Ты пришла? Ну и что там с деканатом? — Раздался голос из-за открывающейся двери.


Из спальни вышла девушка, с бокалом типа «Рокс», в котором при каждом ее шаге плескалась мутная темно-коричневая жидкость.


— Ксюша! Как я задолбалась ходить в этой дурацкой блузке. Это так неудобно! — Запричитала Аня, оставаясь в одном лифчике.


Скинув с себя и юбку, Аня бросила ее к блузке и уверенным шагом направилась на встречу Ксюше.


— Так что с декана… — Не дав ей договорить, Аня выхватила у нее бокал с виски и мигом его осушила.


Пятьдесят грамм бурбона полетели по пищеводу и тут же разложились на углеводы…


Ксюша смотрела на подругу восклицательно-вопросительным взглядом, ожидая хоть какого-то вербального контакта от оной. Аня же, не обращая на нее никакого внимания отправилась прямиком на кухню, где на столе томилась початая бутылка с бурбоном.


— Ты блин себе стакан возьми… — Ксюша зашла следом с еще одним роксом и протянула его подруге.


Аня же вновь проигнорировала Ксюшу, взяла бутылку и ушла обратно в гостиную.


— Попала я, Ксюш… — Вздохнула девушка, откупоривая по пути бутылку.


— Что случилось то? — Уже возмущенно спросила подруга, присаживаясь на кресло…


Надо сказать, что квартира у них была очень даже ничего. Прихожая, совмещенная с гостиной и кухней, совмещенный санузел и одна спальная комната. Раньше здесь жила молодая пара и много вещей они оставили новой владелице, которая и сдавала ее девушкам. Вгостиной был уютный диванчик, стоящий в центре комнаты, напротив телевизора, стоящего у стенки. Небольшой обеденный стол на четыре персоны разграничивал территорию гостиной и кухни, где пол переходил от ламината к плитке. Крошечная кухня, на которой умещалась пара полок, плита, холодильник и еще один стол для готовки. Правда девушки больше предпочитали есть уже приготовленную пищу, чем готовить самим.


В спальне находилась одна большая кровать, на которой они спали вместе. А если к одной из девушек приходил парень, то они мирно разделяли время для физиологических потребностей. Разве что в одном редком случае они делили кровать на троих, но этот случай был действительно единичным…


— То есть мало того, что он запросил двести кусков, так еще и трахнул тебя… — Удивленно воскликнула Ксюша, добивая третий стакан. — У Каланчи губа не дура, надо сказать!


Аня лежала полу боком возле подруги и тоскливо смотрела в выключенный телевизор.


— Поверь, по сравнению с одной пятой от лимона, его морщинистый стручок даже за проблему не стоит считать… — Вздохнула та.


— Надо было ляпнуть тебе про туберкулез… — Запричитала Ксюша. — … Так, а что он с тобой делал? Как, понравилось? — Причитание мгновенно перешло в игривый настрой.


— В рот дал, да сзади взял… я даже не кончила… — Пробубнила Анна Викторовна в ответ. — Ты главное пойми!… — Она вдруг резко вскочила с дивана. — Где я за месяц заработаю двести тысяч? На панель идти? Так там те же самые морщинистые стручки, только в стократном размере. А еще сутенеры…


Осушив стакан с алкоголем, она продолжила:


— Но я бы хотела еще замуж выйти, детей там… Они же меня раздраконят только так…


Ксюша повесила на себя ауру задумчивости, доливая остатки из бутылки по стаканам.


— Родители послезавтра деньги пришлют… на квартиру и житье. — Подумала Аня вслух. — Тысяч пятьдесят будет. Но на что тогда жить?


Проведя глубокий анализ ситуации в своей голове, Ксения резко пришла в себя и изложила свое видение ситуации:


— Допустим, хрен с тобой, квартиру я целиком оплачу. — Начала она. — Десятка твоя, потом отдашь. Поищи вещи какие-нибудь ценные у себя… Часы, цепки, кольца… Работу найди с доступом к богатеньким мужчинам, авось кто-нибудь да зацепит под крыло…


Несмотря на количество выпитого алкоголя, мозг у них еще функционировал. Организмы, тренированные американским бурбоном и дешевым купажированным стойко выдерживали нагрузку в полбутылки на лицо.


— Осталось придумать на что жить этот месяц… — Заключила Аня. — … Алкоголя больше нет, пожрать нечего…


— Блин, Аня… — Промычала Ксюша. — … Мы же, емае, учимся ресторанному бизнесу! Иди в ресторан работать… Администратором… Или хостес… Тут тебе и еда, и выпивка, и богатенькие хуи с женами и без…


— Ксения, ты гений! Дай я тебя поцелую… Только куда? — Поинтересовалась Аня.


— В губы, в губы! — Подсказала Ксюша, отодвинув полоску трусиков, закрывающую ее нижние губки.


— Да нет! — Аня оттолкнула подругу в подушку дивана. — Работать куда пойти?


Ксюша приставила палец к виску и открыла рот. Ничего не сказав она забежала в прихожую и вернулась оттуда с буклетом.


— Я сегодня по Малой Тульской шла и там открыли новый ресторан. Американка, все дела, средний чек за косарь…


Аня выхватила буклет у подруги и внимательно в него вгляделась, стараясь сфокусировать зрение.


На буклете огромными буквами, красивым шрифтом было написано «Rissоlе», а внизу перечислялись все фишечки заведения с фотографиями блюд и устройством интерьера.


«Rissоlе «— Прочитала она. — Это типа «котлета»?


— Котлета!… По-русски не так красиво звучит…


Рассказ опубликован: 23 февраля 2019 г. 18:09

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Анна в поисках работы"